Дракончики ручной работы Илания и Ланиора + сказка про них

DragoNita (Екатерина)
2020-05-22 12:22:14
Рейтинг: 2540
Комментариев: 496
Топиков: 139
На сайте с: 11.11.2015

Ланиора 

Длина дракончика 45 см, размах крыльев 45 см, высота с поднятым крылом 33 см, высота в холке 13 см.
Полностью гибкая и подвижная, крылья складываются.
Изготовлена на заказ.
Материалы: стальная проволока, синтепон, плюш, кожзам, карнавальная ткань голограмма, пайетки, искусственный мех, полимерная глина, стеклянные глаза

Илания

Длина куклы 42 см, высота с поднятым крылом 33 см, высота в холке 12 см, размах крыльев 42 см.

Материалы: плюш, пайеточная ткань, карнавальная ткань, кожзам, фоамиран, искусственный мех, полимерная глина, стеклянные глазки 
Малышка полностью подвижная и гибкая, крылья складываются. Умеет сидеть, стоять, лежать. Хорошо держит равновесие стоя на задних или передних лапках.

Скаска 

Изменчивые небеса 

(авторы Евгений Паренченков и Ефим степанов)

Говорят, что дети следуют по стопам родителей. Говорят, что крыльям детей легче там, где летали их отцы и матери. Но бывает и так, что давно забытые и заросшие тропы далёких предков манят пуще золотых слитков и россыпей самоцветов.

Наша история начинается там, где давным-давно закончились приключения одной крылатой огнедышащей пары. В сердце гор и лесов, в землях, что принадлежат ныне уснувшей империи, укрылся высокий, но тем не менее заметный не каждому дом. Двухэтажное здание, выстроенное из серого камня, удачно скрылось на фоне возвышающейся неподалёку скалы, так что поместье хорошо различимо только по вечерам, когда в нём горит огонь семейного очага. Или же его можно приметить по звонким крикам детей, что доносились с полянки на краю уходящего ко дну долины склона. В очередное ясное утро возгласы были слышны снова и, казалось, были особенно наполнены энергией.

— А вот и не догонишь, Лани! – в порыве игрового азарта выкрикнула старшая сестра, Илания. Впрочем, на бегу она всё же не выкладывалась на полную: Ланиора уступала сестре в росте и физически не могла поспеть за ней, если бы она резвилась в полную силу.

— А если догоню, ты сегодня убираешься в комнате? – пропыхтела младшая и ускорилась что было мочи.

— Ну попробуй! – с усмешкой в голосе ответила Илания и даже немного замедлилась. Реакция сестры не заставила себя долго ждать: белые лапки почти коснулись коричневой полоски на хвосте старшей…

Но Илания расправила свои золотистые крылья и вспорхнула над землёй, оставляя младшую, которая ещё не научилась летать, с носом.

— Ну я так не игра-аю… — насупилась Ланиора. Чешуйчатая мордочка сморщилась, угрожая разразиться слезами.

— Ой… Прости, Лани, я честно не хотела тебя обидеть.

Встревоженная Илания опустилась на траву и приобняла сестру передними лапами.

— Не волнуйся… Вон какая ты большая уже, скоро папа и тебя летать научит.

— Не хочу летать, — фыркнула младшая, но черты мордочки уже разгладились. Она не могла долго дуться на сестру. – Хочу, чтобы ты перестала беситься.

— Ты почти взрослая, как мама уже говоришь, — хихикнула Илания.

— Девочки, обедать! – раздался через открытое окно призывный голос Мириссы, матери семейства. Позабыв былые обиды, две юных драконицы наперегонки побежали к двери в дом. Как огненный шар, они синхронно вбежали в прихожую, и поднятая ими волна воздуха пошатнула стоявший в углу большой, размером с Ланиору, меч без навершия. Оружие качнулось и с громким стуком упало на пол, напугав девочек.

— Перестань беситься, Илания! – донеслось с кухни. – Ладно, папа поднимет потом, мойте лапы, и к столу.

Младшая ехидно покосилась на сестру. Та оставила колкий взгляд без реакции и первая заняла своё место за обеденным столом в вестибюле и принюхалась к аппетитному аромату с кухни.

— М-м, рыбные палочки… Мои любимые!

— И мои! – воскликнула Ланиора. Любовь к кулинарным шедеврам от мамы, как и игры, объединяли похожих внешне, но таких разных сестёр. Вскоре по лестнице со второго этажа спустился и глава семейства, Гром Ганнар. Он был уже немолод, но всё ещё полон сил – под покрытой шрамами и царапинами белой чешуёй скрывались мощные мускулы, а крылья могли нести его без устали многие часы. Однако в удовольствии вкусно поесть старший дракон себе тоже не отказывал.

— Ты как всегда великолепна, Мирисса, — похвалил Ганнар супругу, когда расправился со своей порцией. – А для вас, девочки, я приготовил два очень важных объявления.

Юные драконицы перестали перешёптываться и навострили слух.

— Во-первых, Ланиора. Как я и обещал, завтра начнём учиться летать.

Первой просияла, как ни странно, Илания. Старшей уже наскучило парить в одиночестве, и ей не терпелось увидеть сестру в небе. А вот самой Лани новость такого удовольствия не доставила.

— Вставать на рассвете… Ловить ветер… Не хочу летать. Хочу замуж.

Мать недовольно взглянула на младшую дочь.

— Лани, ты знаешь, что все взрослые драконицы должны уметь летать. И только взрослые драконицы могут выйти замуж.

— Взрослые, взрослые… Не хочу взрослеть, взрослые вредные.

Последняя реплика была явно адресована Илании. Но старшая сестра знала, что такие вспышки вредности у Ланиоры редки, и просто слушала папу дальше.

— А вот ты, Илания, как раз выйдешь замуж, — внезапно, как гром среди ясного неба, заявил Ганнар.

— Но… Я же ещё не… — пролепетала старшая. Для юной драконицы, видевшей замужество в отдалённой перспективе, мир словно перевернулся.

— Да, ты ещё не закончила учиться, — без всякого волнения кивнул отец. – Я имею в виду, что ты выйдешь замуж потом, когда доучишься. Но мы хотели предложить тебе кандидата в супруги уже сейчас, думать о будущем никогда не рано.

Гром Ганнар встал из-за стола и поставил точку в семейном совете.

— Итак, планы на сегодня. Илания, побудь с мамой, она расскажет тебе о возможном женихе. Ланиора, ты со мной. Я немного потренируюсь во дворе, а потом дам тебе первый урок по полётам. Все согласны?

Юные драконицы, хоть и пребывали в некотором замешательстве, переглянулись и синхронно кивнули. Спорить с волей любящего, но довольно строгого отца было бы бессмысленно, да и новые перспективы, хоть и внезапные, по-своему интриговали каждую из них.

Упражнения в воинском искусстве давно уже стали для Грома Ганнара неотъемлемым началом каждого утра. Неважно, что уже многие сотни циклов между драконьими стаями не было никаких разногласий, да и сам он с тех пор, как обручился с Мириссой и на свет появилась пара очаровательных дочерей, всего пару раз покидал родной мир.Ганнар всё ещё оставался одним из воинов-стражей стаи, поэтому был обязан поддерживать себя в форме. Вот и сегодня он привычно облачился в доспех и закрепил вдоль гребня, между крыльями, ножны с Элориэ, то есть, «Соратником» — своим верным клинком. Непривычным, к слову, для его стаи – сам вид и концепцию оружия он почерпнул у ящеров-Сакхатрра и немного адаптировал её под себя.

Захлестнув кончик своего длинного, тонкого и гибкого хвоста в пару оборотов вокруг рукояти оружия, Ганнар вытянул его из ножен. Толстый гладкий штырь из серебристого металла с гудением рассёк воздух, за доли секунды приобретая форму обоюдоострого клинка с небольшим изгибом на конце. Оружие, которое дракон ещё во времена своей юности выковал сам, используя металл, выплавленный из оставшейся после линьки чешуи, было самой что ни есть настоящей частью владельца. Подчиняясь его воле, клинок легко принимал любую необходимую форму, не только отлично заменяя навершие хвоста, которого его род не имел, но и расширяя его возможности.

Элориэ порхал в воздухе, окружая дракона сверкающей паутиной серебристых нитей. Используя его так, Ганнар мог просто лететь, идти или стоять на месте, не давая никакой возможности приблизиться к себе, но этим страж не ограничивался. Он потому и решил удерживать оружие хвостом, чтобы в полной мере освободить лапы.Теперь дракон с бешеной скоростью метался по двору, отражая атаки численно превосходящего «противника», коего в любых количествах предоставлял проектор полутвёрдых иллюзий, добытый им с одного из миров в соседнем спиральном рукаве галактики. Те, кто продал ему проектор, сами толком не знали, воинов какого именно народа он воспроизводит – эти существа напоминали богомолов, но вместо панциря они были покрыты толстой серо-чёрной кожей с тонкими волосками на спине.В качестве оружия проекции использовали странные лучевые пушки и двойные шестизубые вилы с множеством шипов на каждом лезвии.

Вот Элориэ ходит из стороны в сторону, отражая лучи какого-то силового оружия (острый взгляд Ганнара улавливает положение оружия, и страж отражает выстрел даже до того, как он производится), после чего стрелой отправляется вперёд и срезает половину ствола лучевой пушки. Вот с обратным движением оно превращается в иззубренный крюк, захватывает второго врага под колено и рывком притягивает к дракону, который в полёте встречает цель мощным взмахом когтей. Вот металл стекает к самому кончику, образуя тяжёлое утолщение, напоминающее лезвие топора – удар им в такой форме может вскрыть даже самую прочную броню. А если его недостаточно, то в следующую секунду топор уже становится невероятно тонким шипом с массивным грузом у рукояти, приобретая отличную управляемость.Дракон отправляет оружие в узкую, едва заметную щель между пластинами… Всего за сорок три секунды Ганнар «ликвидирует» четырнадцать «врагов», после чего процесс повторяется ещё пару десятков раз, притом в каждом новом цикле меняется вооружение иллюзий, их численность и расположение.

Наконец проектор выдаёт главное испытание – около тридцати «пехотинцев», сопровождающие громадного, почти втрое больше самого дракона, «жука», закованного в прочнейший экзоскафандр и вооружённого громадным репульсором, встроенным не то прямо в голову, не то вместо головы. Такую штуку нахрапомне взять – иллюзии иллюзиями, но попадания, которые не пробили бы броню в реальном бою, проектор просто не зафиксирует, а значит, надо действовать быстро и точно. В передней полусфере «осадный жук» почти неуязвим – понадобится множество ударов, чтобы заставить его «броню» наконец треснуть. Заманчивой целью было жерло репульсора, но этим путём Ганнар не пользовался – слишком велик был бы риск в настоящем бою испортить драгоценное оружие. Кто его знает, чем стреляет эта штука. Поэтому, стараясьдвигаться быстрее, чем жуткая голова жука успевает навестись, дракон принялся уничтожать мелочь – эти-то ему были не соперники. Одна за другой иллюзии падали, разваливались надвое или взрывались до тех пор, пока не остался всего один – стоящий прямиком позади «танка».

-Попался! – коротко рыкнул дракон и, ослабив кольца, отточенным движением метнул Элориэ прямо в центр цели. Клинок, на ходу приняв вид того самого «штыря», только сходящегося на конце в идеальной остроты шип, вонзился в грудь мелкого жука.Прежде чем иллюзия успела развеяться в воздухе, шип рванулся, словно примагниченный, обратно – только на сей раз такой же шип вырос и с другой стороны рукояти. И на этот раз его траектория была чуть-чуть, но всё-таки иной… Клинок направлялся прямиком в стык двух плитполутораметровой толщины – спереди ихбыло почти невозможно пробить, ибо они налегали друг на друга.Но вот если загнать острие с другой стороны!.. Но и этого было недостаточно – войдя в цель тонкой иглой, внутри Элориэ на всю длину покрылся торчащими во все стороны лезвиями, и этот «ёж», раскрывшийся под бронёй жука, по инерции пробурил в его теле чуть ли не двадцатиметровой длины канал. Громадина замерцала и начала таять в воздухе, и как только Ганнар вернул меч в спокойное состояние и отправил его назад в ножны, над проектором высветилась надпись – «Боевая задача выполнена! Отличная работа, бойцы!». Да, именно бойцы – штука в том, что создатели проектора использовали его, чтобы отрабатывать действия целого отряда солдат… Вот только эти солдаты явно не были стражами белокрылой стаи!

Ланиора, как всегда, наблюдала за тренировкой с восторгом, но без особого энтузиазма – мощь и грация отца её завораживала, но вот желания самой облачиться в алмазно-твёрдые доспехи стража и выйти в бой против… кого бы то ни было (кроме слизней-камнеточцев, их она терпеть не могла – слишком уж противно было собирать этих склизких тварей со стен) ей совсем не хотелось…

-Ну что, готова? – улыбнулся, отдышавшись, отец – Пойдём-пойдём, не бойся. Давай поглядим, что у тебя получится.

-Даже не будешь оставлять снаряжение? – удивлённо спросила Ланиора.

-Нет, пожалуй. Так мне будет попроще держать с тобой одну скорость. Помнишь ведь, как я тебе рассказывал? Один-два взмаха, а затем – расправь крылья во всю ширь.Если почувствуешь, что снижаешься или захочешь подняться повыше – добавь усилия. Подруливай хвостом и наклоном крыльев. И не бойся ветров, чувствуй их. Давай, тебе понравится.

Конечно, кое-что Лани уже умела, но настоящий полёт, что начинался не с маминого или папиного плеча, а со склона горы, на который выходила одна из сторон двора, для неё был первым. Нетвёрдой походкой юная драконица подошла к обрыву и аккуратно, ещё неумело расправила крылья. Внизу простиралась бескрайняя долина, давшая дом их семье – бескрайняя изумрудная чаша, пронизанная прожилками рек. Обрамлявшие её венцы гор – в основном небольших, но кое-где и достигавших тридцатикилометровой высоты – былиусеяны десятками высоких куполов в форме полусфер или усечённых конусов.Так выглядели жилища их стаи, сложенные из блоков белого камня и украшенные по всей поверхности причудливыми узорами, которые многое могли рассказать об истории живущей в каждом доме семьи. А ещё выше… Ещё выше и от склонов гор, и кое-где из дна самой «чаши» вздымались титанические каменные утёсы-колонны. Десятки, и сотни, и тысячи природных обелисков, обточенных ветрами и временем, вершины которых терялись в глубине облаков. Оно и немудрено – даже мелкие колонны были по пять-шесть километров в высоту, а крупные и вовсе выходили сквозь атмосферу их мира.В таких легко могло быть и семьдесят шесть, и даже восемьдесят два километра.

Откуда они взялись – не мог толком сказать никто. Ходили легенды, что эти колонны появились в результате битвы Хаорра Громогласного, древнего вождя одной из северных стай, с рухнувшим из глубин космоса архидемоном.Сам факт битвы ни у кого не вызывает сомнений – ведь именно энергия, полученная из переработанной тогдашними старейшинами сущности демона, позволила поднять немалую часть северного континента из глубин океана, подарив новый дом более чем десятку стай, но… Но вот то, почему эти столбы изредка вырастают вновь – на этот вопрос ответа дать не мог никто. Возможно даже, что они были всегда – ведь даже Хаорр Громогласный превратился в седую легенду сотни тысяч циклов тому назад. Как бы то ни было, эти леса колонн всегда казались Ланиоре невообразимо прекрасными.

Сейчас к ним её, правда, никто бы не пустил – даже отцу до ближайшего скопления пришлось бы лететь добрых полчаса, что уж говорить про неё. Но когда-нибудь… Когда-нибудь… Когда-нибудь она, возможно, наведается туда – а пока…

Оттолкнувшись от земли, юная драконица неловко, но со всей силы взмахнула крыльями – первый раз, второй, третий… С каждой секундой её сердечко колотилось всё быстрее, а маленькое тельце уносилось всё выше – сперва на пару своих шагов, потом – на пару отцовских, и наконец отец и сам одним мощным взмахом поднялся в воздух и пошёл параллельным курсом. Его крылья едва шевелились – он со всей мочи старался не оторваться от дочери. Она же не помнила себя от восторга. Чувствительной, покрытой лишь тончайшими полупрозрачными чешуйками мембраной крыльев она ощущала каждое изменение температуры и теперь играла с тёплыми восходящими потоками, ловила каждое приближение к ним, а войдя внутрь – делала несколько сильных взмахов и набирала ещё большую высоту. Впервые ей стало по-настоящему интересно – насколько высоко она сможет забраться? И, пользуясь каждым шансом, она поднималась всё выше – до тех пор, пока её дом не сжался в едва заметную точку на склоне горы.

-Молодец! Давай по кругу!

Ганнар развернулся на кончике крыла, закладывая широкую дугу, и Ланиора радостно устремилась за ним. За те пятнадцать минут, что она провела в воздухе, им удалось нарезать над домом почти полный круг, и лишь когда он завершился, юная драконица заметила, что начинает уставать. Не мог не заметить этого и отец.

-Ну, на сегодня, пожалуй, хватит! – крикнул он – А теперь – просто расправь крылья и снижайся во двор. Не забудь, как я тебя учил тормозить!

С этим-то у Ланиоры как раз всё прошло гладко – если сам Ганнар иногда, не справившись с собственным весом, грузно бухался при посадке на лапы, поднимая крыльями целые вихри, то его дочь с первого раза смогла опуститься легко и изящно, не потревожив завершающим взмахом даже растущих по краями двора цветов. За спиной же раздался гулкий удар – отец приземлился тяжело по своей старой привычке.

— А вот и Илания идёт! – выдохнул Ганнар. Действительно, из дома выбежала старшая сестра и с нетерпением приблизилась к Лани. – Наверняка тебе есть что рассказать ей!

— Да, Илания, как это ни печально, но детство не бесконечное, — увещевала Мирисса свою дочь, пока вела её в комнату на верхнем этаже. –Да, я знаю, что ты бы предпочла посвятить свою жизнь странствиям… Но каждой из нас нужен свой островок безопасности. Знаешь, когда-то я тоже считала, что семья – это дело десятое… Но твой отец меня переубедил. Так что прошу тебя, хотя бы взгляни на него и хорошенько подумай.

Илания вошла в свою комнату вслед за матерью и сердито плюхнулась на кровать, отведя взгляд. Она всё ещё не могла смириться с мыслью, что вскоре лишится привычной мечтательной свободы. Мать достала что-то из шкафа и тихо села напротив. Спустя несколько мгновений перед глазами Илании оказалась тонкая плотная папка с украшенным золотистыми вензелями бежевым кожаным переплётом.

— Хотя бы прочти послание Иранора, — тихо попросила Мирисса и выжидательно замолчала.

Иранор… Смутно знакомое имя. Кажется, папа что-то говорил о таком драконе… Но кто он? Зародившаяся искорка любопытства пересилила обиду на родителей, и Илания неторопливо раскрыла папку, не поднимая головы. На первой странице оказалась небольшая репродукция портрета статного белокрылого дракона, чью грудь украшал изящный позолоченный доспех.

Нашли кого-то из знати, получается… Илания снова приуныла. Она вовсе не хотела связывать свою жизнь с избалованным сынком какого-нибудь богатея просто из-за приданого и родословной. Однако сама родословная, что была выписана на второй странице, содержала несколько более ободряющие сведения.

«Иранор Яснокрылый, сын Дамиара Избавителя, внук Алистара Несущего Свет… Почётный выпускник Северной военной академии, участник похода к полюсу… И ещё всякие регалии. Ну если хотя бы половина из его подвигов правда, и он не занудный богатенький выскочка, то, пожалуй, можно дать ему шанс»

Илания гнала от себя мысль, что потомок известных воинов, с некоторыми из которых служил её отец, ей даже понравился. «Всё-таки хвалебная характеристика для сватовства и сам дракон – это далеко не одно и то же», — заверила себя она и, нарочито холодно держась, передала папку обратно матери.

— Хорошо, мама. Я… Я подумаю.

— Вот и славно, — улыбнулась Мирисса. Материнское сердце всё-таки подсказывало ей, что дочь лукавит в своих эмоциях. – А чтобы тебе было легче решить окончательно, мы договорились, что Иранор и его родители уже завтра прибудут к нам в гости.

— Как?! – испуганно вскочила Илания на лапы. – Так сразу? Или… Или вы просто уже сами решили заточить меня в золотой клетке?!

— Нет-нет-нет, — поспешно замахала Мирисса лапами. – Просто так уж совпало, что завтра юбилей одного из сражений, в котором твой папа и капитан Дамиар вместе одержали победу, и вот мы решили и отпраздновать, и сразу познакомить тебя с Иранором.

Такое объяснение не слишком удовлетворило Иланию. Всё-таки юной драконице казалось неправильным, что внезапное сватовство проходит без её согласия. Но спорить с матерью в этом вопросе значило бы и спор с отцом, который Илания заведомо проиграет. Так что придётся принять всё как есть.

— Ладно, мам, я поняла, — вздохнула драконица и прилегла на свою кровать. – Если ты не против, я хочу немного отдохнуть в одиночестве.

— Хорошо, — с улыбкой кивнула Мирисса и направилась в коридор. – Если что, мы позовём тебя к ужину.

Илания ещё с полчаса полежала, вперив взгляд в потолок, но мысли её посещали крайне противоречивые. Поэтому старшая драконица выбрала наиболее простой способ борьбы с тревогой – короткий послеобеденный сон. Смутные видения о дальних землях и сражениях бок о бок с воинами прервал глухой грохот, что заставил стены вздрогнуть. Папа приземлился…

И Ланиора.

Точно! Он же обещал научить Лани летать!

Сонную тоску Илании как ветром сдуло. Драконица вскочила на лапы и молнией вылетела во двор. Отец важно отряхивался от поднятой пыли, а Ланиора гордо смотрела на собственные крылья.

-Ну! Ну, как оно?! Понравилось?

-Уф-ф-ф… Ты не поверишь, насколько! – пытаясь отдышаться, улыбнулась Ланиора.

Илания не удержала эмоций и крепко обняла младшую сестру передними лапами.

— Ну вот, а ты говорила, что летать не хочешь…

— Теперь я хочу слетать к дальним утёсам, — ехидно шепнула младшая Илании.

— Обязательно слетаем, — хихикнула старшая, которая сама впервые добралась туда самостоятельно всего пару месяцев назад. – Но сама знаешь, предстоит ещё учиться и учиться…

— Опять бесишь, — фыркнула Ланиора, и обе драконицы, не сдержав смеха, покатились на траву и разлеглись под лучами яркого солнца.

Вечер прошёл вполне спокойно. Остаток дня сёстры провели в играх и совместных полётах над домом. Лани была слишком взволнована от новых эмоций, что подарил ей полёт, и не стала расспрашивать сестру о кандидате в супруги, что было к лучшему для Илании, которая со своими чувствами так пока и не определилась. Ночь даровала сёстрам, многое испытавшим за прошедший день, заслуженный отдых.

А вот следующее утро снова взяло Ланиору и Иланию в оборот… Что папа, что мама сестёр спешно готовились к встрече почётных гостей – Ганнар поспешно собирал уже успевший покрыться пылью праздничный стол, а Мирисса металась между кухней и дочерьми, силясь успеть и закончить приготовление праздничных блюд, и навести девочкам красоту с помощью разномастных драгоценностей.

Едва звякнула последняя поставленная на стол тарелка, как со двора донёсся шелест пяти пар белоснежных крыльев – прибыл Иранор с родителями и охраной.

Первым вышел встречать гостей, разумеется, Ганнар, при своём оружии и регалиях. Мирисса и сёстры, не привыкшие к общению со столь высокими гостями, неуверенно толпились за спиной главы семейства.

— Добро пожаловать в нашу скромную обитель, господин капитан, — почтительно склонился Гром перед статным белым драконом. Капитан Дамиар Избавитель был чуть ниже Ганнара ростом, но смотрелся на фоне старого воина куда более аристократично. Однако, несмотря на такую разницу, гость с внезапным рвением пожал хозяину дома лапу.

— Да брось ты эти формальности, Ганнар! – хмыкнул Дамиар. – Неужто я твой начальник, а не старый приятель?

Оба воина раскатисто захохотали и по-дружески обнялись.

— Моё почтение прекрасным дамам, — учтиво поклонился капитан с лёгкой улыбкой, глядя на Мириссу и её дочерей. Мать семейства и Ланиора склонили головы в ответ. Лишь Илания замешкалась – она смотрела на того, кто находился справа от капитана. На Иранора. Вопреки её ожиданиям, портрет был достаточно правдив – молодой аристократ выглядел таким же изящным, но полным энергии, как и на изображении. Поклонилась Илания, лишь когда мать незаметно дёрнула её за хвост – то был знакомый сёстрам с детства жест, призывающий к послушанию.

— Госпожа Алиара, господин Иранор, добро пожаловать в нашу скромную обитель, — поприветствовал Ганнар жену и сына друга. Капитан тем временем отослал охрану, и воины взмыли в небо, чтобы патрулировать небо над домом. – Полагаю, будет лучше перейти внутрь? Тем более торжественный стол уже накрыт.

— Хорошая идея, Ганнар! Что ещё может так порадовать солдата, как славный перекус? – хохотнул капитан.

Гостей усадили по одну сторону стола, хозяева заняли места напротив. После пары кратких тостов за славное прошлое и светлое будущее торжественная встреча переросла в обычные посиделки в дружеской компании – Ганнар и Дамиан вспоминали былые приключения, матери семейств обсуждали свои женские дела… А вот детям было не до шуток. Илания выжидательно глядела на сидящего напротив Иранора. Он либо крепко о чём-то задумался, либо специально не обращал на юную драконицу внимания… Но второй вариант казался каким-то нелепым, вряд ли молодого аристократа не предупредили о косвенной цели визита. Да и родословные обычно рассылают с согласия их носителей, а не тайно.

Илания поглядывала то на маму, то на родителей Иранора, то на сестру. Взрослые выглядели крайне озабоченными своими беседами, но драконице казалось, что они специально тянули время. Может быть, это новая мода – предоставлять потенциальных супругов самим себе, чтобы они сами попытались найти общий язык? С одной стороны, Илании это нравилось, она не любила перегружать общение формальностями… Но с другой… С чего начинать беседу, она не знала, ибо подсознательно ожидала, что их с Иранором всё-таки представят друг другу взрослые. Взгляд на сестру тоже ничего не дал – Ланиора, как и старшая, тоже сидела в напряжённом предвкушении, чем закончится знакомство.

Минуты тянулись словно часы. Мир для сестёр словно застыл – взрослые всё так же ели и болтали, Иранор всё так же меланхолично водил вилкой по тарелке, ветер всё так же шумел где-то под крышей.

Первой сдалась Ланиора.

— Мам, можно я схожу во двор погуляю? Я уже всё доела, — шепнула Лани матери, улучив короткую паузу в беседе взрослых.

— Да, иди, дорогая, — кратко кивнула Мирисса и вернулась к своей беседе. Илания было многозначительно взглянула на маму, но та лишь легко улыбнулась и кивнула на Иранора – мол, всё в твоих лапах.

Спустя ещё несколько минут Илания наконец решилась. Она вдохнула поглубже и взглянула своему визави прямо в янтарные глаза. Иранор внезапно выпрямил шею и раскрыл их шире. Казалось, что он сам горел желанием избавиться от той же скованности, что испытывала драконица.

— Может быть… нам тоже прогуляться? – наконец осторожно предложил Иранор, отчего Иланию снова накрыла волна смущения. Но иного выхода не было.

— Что ж… Пойдёмте, — выдавила она из себя и на дрожащих лапах поднялась из-за стола. Иранор уже ждал её у выхода.

— Вы, наверное, думаете, почему же нас не представили официально, — слегка улыбнувшись, сказал юный воин Илании. – Это была идея моей матери – предоставить нам своеобразную свободу общения.

— Да, спасибо, что объяснили… — тихо сказала Илания, шагнув к двери на улицу. – Я об этом тоже думала, но моя мама мне ничего не сказала.

— Давайте всё-таки попробуем, что из этого может получиться, — предложил дракон. – Может быть, перейдём на «ты», Илания?

— Ну хорошо… Иранор, — робко улыбнулась драконица. – Интересно, что там Ланиора делает…

Илания распахнула дверь, и тотчас же в помещение ворвался порыв холодного ветра. Над долиной повисли тяжёлые тучи, и уже накрапывал мелкий противный дождь.

— Неужто шторм будет… Лани, ты где? Иди домой, а то простудишься! – окликнула драконица сестру. Ответа не было.

«Проклятье… Неужто она…»

— Улетела?!

Илании стало дурно лишь об одной мысли об опасности, которая могла грозить сестре. Иранор вовремя подхватил под лапу драконицу, когда она стала заваливаться на бок.

— Что случилось?.. – спросил он.

— Лани… Вчера… Научилась самостоятельно летать… — только и смогла прошептать Илания, пока слёзы не покатились по её щекам.

— Ланиора пропала! – услышала драконица выкрик Иранора, прежде чем потерять сознание.

Ланиоре на месте категорически не сиделось. Не то чтобы ей не нравилось приготовленное родителями торжество…Пирушка так и вовсе была отдельной песней – мама, как всегда, постаралась на славу, но сидеть и слушать, как пара матёрых стражей бахвалится перед друг другом давнишними подвигами, а сестра наоборот – не в силах слова сказать суженому, ей надоело быстро. Тем более рассказы отца и капитанасодержали столько… так скажем, излишних подробностей, что даже Мирисса порой отворачивалась, явно представляя себе описываемую картину битвы. Дамиара Избавителя «Избивателем» прозвали неспроста, и огромная шипастая насадка на хвосте, бывшая частью доспеха, могла одним своим видом рассказать немало. Так что стоило последнему кусочку рыбы с овощами отправиться в глотку, как юная драконица отбежала от служившей столом каменной плиты и, спросив у мамы решения погулять, рванулась во двор.

Стражники были всё там же, где их оставил Дамиар.Разве что за время встречи оба явно успели заскучать – облачённые в узорчатые панцири дракон и драконица то и дело зевали и даже каким-то мелким спором занималисьсовсем лениво. На Ланиору никто из них большого внимания не обратил – мало ли, куда там побежала хозяйская дочурка. В долине и окрестностях на многие часы пути в любую сторону было не найти тех, кто имел какие-то трения со здешней стаей. Да и вообще, вся эта кутерьма с доспехами и охраной нужна была лишь для двух вещей – чтоб стражи не расслаблялись за многие циклы мирной жизни, да и просто потому, что так церемония предписывала. Вот и только и оставалось этой парочке, что глазеть по сторонам да хвастаться всё теми же старыми подвигами – разве что на этот раз хвастовство непременно сводилось к попыткам приукрасить их одновременно побольше и понезаметнее. Но в итоге эти самые «лишние нолики» одного часового непременно раскрывались другим, после чего непременно следовал спор о том, кому «урезать пойманную рыбину», а кому «сбросить полтонны клада». Не со зла, конечно – просто у этой парочки такие шутливые перебранки наверняка давно уже превратились в традицию. И хоть послушать их и было интереснее, чем бахвальство офицера и ветерана, но Ланиоре быстро надоело и это, и она побежала дальше – к краю двора, выходившему на склон. Туда, откуда утром совершила свой первый настоящий взлёт…

По небу плыли тяжёлые тучи, своим напором будто бы подгонявшие стаи готовящихся к ночлегу птиц. Ветер крепчал, его потоки уже вовсю гнали по двору струйки пыли и сорванных лепестков, которые, добравшись до склона, уносились куда-то в долину стайками мелких торнадо. И чем дольше Лани наблюдала за ними, тем больше ей хотелось самой рвануться в небо и кружить, кружить среди этих радужных потоков… Ведь теперь и это было вполне ей под силу! А если получится оседлать попутный ветер, думала она, то и до того самого скопления каменных колонн добраться – раз плюнуть! А ветер, что характерно, дул как раз в ту сторону. И юная драконица, всего во второй раз в жизни расправляя крылья во всю ширь, даже не задумывалась о том, насколько этот ветер стал сильнее за последние минуты…

Сорвавшись с места, она каким-то разноцветно-лепестковым вихрем устремилась вперёд. Дала узкий круг над домом, подмигнула часовым – давайте, мол, за мной. Те, впрочем, всё также хранили неподвижность. Какое им, защитникам стаи, вообще могло быть дело до игр чьих угодно детей, кроме собственных? Хотя, конечно, никакой приказ не удержал бы их на месте, знай они, что этот полёт для прущейся прямо в надвигающуюся грозу девчонки всего-то второй… Вот только они этого не знали. А Ланиора тем временем уже направлялась туда – в самую глубину долины.

И чем дальше она отлетала от дома, тем сильнее становилась тревога – да, этот ветер нёс её вперёд с дикой скоростью, и сейчас-то она не то что сестрицу оставила бы любоваться своим хвостом, но и вполне могла бы потягаться с мамой и папой…Вот только этот же ветер уже не давал ей вернуться! С каждой секундой он становился всё сильнее, и даже просто заложить вираж Ланиора не могла – она хорошо понимала, что её лёгкое тельце просто снесёт таким потоком, стоит ей подставить бок. Так что единственное, на что она могла надеяться, так это на те самые колонны, на одной из которых, обломанной какой-то силой наполовину, можно было приземлиться и переждать. Поэтому, рыкнув от досады, Лани продолжала переть вперёд.

Кружит ветер, завывает. Хлещут с неба тугие струи ливня. Всё чаще тучи раскалывает раскалённый клинок молнии… Ланиору бросает из стороны в сторону мощными порывами, тонкие чешуйки на мембране крыльев не могут защитить от ледяных струй, но она упрямо толкает себя вперёд, взмах за взмахом. Каменные колонны остались далеко позади – она так и не решилась сесть на них. Слишком уж сильным стал ветер.Один неверный манёвр – и драконица либо врезалась бы в каменную громаду, либо рухнула в лес, и тогда… О том, что было бы тогда, она боялась даже думать.Случаи, когда драконы бились в грозу хоть и редко, но бывали, и иногда – даже насмерть. А ей, такой маленькой, много ли надо? И понимая это, Ланиора каждую крупицу оставшихся сил вкладывала в то, чтобы забраться как можно выше, пробить тучи – папа с мамой рассказывали ей о том, что прямо над облаками небо будет спокойным… И всё глубже и глубже ввинчивалась она в эту серую пелену, искала проходы между мрачными громадами, и поднималась всё выше…

И вот, наконец, свершилось! Тучи стали сперва становиться всё жиже, а затем – внезапно просто закончились, и Лани вырвалась прямиком… в медный океан! По крайней мере, именно так она могла описать это море туч, в котором медленно тонуло заходящее солнце.Края облаков окрасились расплавленной медью и золотом, а небеса – оранжевым и розовым. Ночь медленно, но неотвратимо накатывалась на долину. А вот что делать теперь, Ланиора даже не представляла – она и подумать не могла о том, чтобы нырнуть обратно, в самое сердце грозы. Тем более что за этот полёт, затянувшийся больше чем на час, она вымоталась настолько, что едва могла двигать крыльями. Сказывался и ужин, который можно было назвать скорее вечерним пиром – прибавка в весе оказалась очень серьёзной. Теперь понятно было, почему отец учил и её, и сестру летать с самого утра, после небольшого завтрака – ощущения в сравнении со вчерашним были совсем другими… А тучи тем временем даже не думали заканчиваться – они не только заволокли всю долину, но и простирались до самого горизонта, а это значит… По сути, это значить могло лишь одно. Просто расправив крылья и лишь немного подруливая хвостом, Ланиора отдалась на волю ветров. И ветра эти объяли её, будто бы незримой колыбелью, и понесли… Куда-то. А куда именно – драконица и сама не представляла…

— …Поганцы вы ленивые! – услышала Илания рык капитана Дамиара, едва очнувшись. – Играла она, ага! Вам ли не знать, что дети в таком возрасте только становятся на крыло, уж сами же двойню воспитываете!

«Похоже, охране досталось, что упустили Лани», — как-то отстранённо подумала драконица и огляделась. За окном догорала вечерняя заря, а на лежанке сестры кто-то сидел…

— Лани?! Ты вернулась?.. – встрепенулась было Илания, но, сморгнув слипшиеся остатки слёз, разглядела напротив себя Иранора. Тот участливо склонился над юной драконицей.

— Увы, твою сестру не нашли… Но мы с моим и твоим отцом собираемся на её поиски. Шторм как раз улёгся, а наши стражи сказали, что видели, куда унесло Ланиору.

— Правда?! А когда вы собираетесь?

— Собирайся, Иранор, — заглянул в комнату капитан Дамиан. – Вижу, Илания пришла в себя… Рад, что вы в порядке, юная леди, но мы вынуждены вас оставить ради блага вашей сестры.

— Я полечу с вами! – безапелляционно холодно заявила Илания, крепко встав на лапы. От её былой скорби не осталось и следа.

— Исключено, — поднял капитан лапу. – Ваши родители будут против такого риска.

— И что с того? – резко фыркнула Илания. – Раз меня уже собрались выдать замуж, значит, я достаточно взрослая, чтобы самостоятельно принимать многие решения. Тем более, когда дело касается моей родной сестры, я не позволю, чтобы моё мнение игнорировали. Да и вам, я думаю, любая помощь будет полезной.

Краем глаза Илания заметила реакцию сына капитана. Иранор вначале был шокирован решимостью драконицы, но к концу её тирады замер в изумлении и, может быть, даже восхищении. Это только придало Илании сил, и она, обойдя капитана, вышла в коридор, где столкнулась с отцом.

— Папа, я с вами. И это не обсуждается, — взглянув прямо ему в глаза, заявила драконица, ввернув одну из коронных фраз самого Ганнара.

— Но… Мама… — начал было старый воин, но понял, что дочь обыграла его на его же поле.

— Скажи ей, что зачтёшь это как часть моего экзамена зрелости, — пошла Илания на уловку. Отец и впрямь обещал ей сложный экзамен по окончании учёбы, и она сочла, что такое сложное и ответственное испытание, как поиск сестры, вполне может стать его элементом.

Не дожидаясь, пока отец успокоит маму, Илания выбралась во двор. Следом подтянулись и капитан с сыном, и отец. Ганнар построил всех клином –в голове они с Дамиаром, в середине флангов – Иранор с Иланией, а стражники прикрывали строй по краям. Илания в последний раз оглянулась на крыльцо дома. Мирисса и Алиара едва сдерживали слёзы, глядя на готовый взлететь клин… Но удерживать мужей и детей не стали.

«Пусть с тобой всё будет хорошо, Лани…»

Напутственная мысль пронеслась в сознании Илании, и клин, дружно расправив крылья, ушёл в окрашенные огнём заката небеса.

— На колоннах ни следа, господин капитан!

— Понял, идём дальше.

— Не верю, что она смогла улететь так далеко…

— Пап, с тобой всё в порядке?

Илания на лету приблизилась к отцу. Он выглядел крайне вымотанным, а в уголках глаз застыли прозрачные, словно хрусталь, капли слёз.

— Нет, дочь моя… — тяжело и неровно вздохнул Ганнар. – Не могу свыкнуться с мыслью, что шторм унёс Лани так далеко.

— Помню, ты как-то рассказывал о старых пещерах, которых много в соседних скалах… Может, стоит проверить ещё и их? Как знать, вдруг Лани устала и решила отдохнуть именно там.

— Вряд ли, они слишком хорошо скрыты от посторонних глаз, — пробормотал старый воин и отвёл взгляд.

— Но ты же можешь вспомнить путь туда… Пап, ты же сам говоришь, что готов на всё ради Лани. Мы должны слетать туда!

— Ладно, твоя правда… Дамиар, разворачивай своих на восток, мы идём к старым пещерам!

По сравнению с дорогой до каменных колонн до источенных пещерными ходами вершин было лапой подать. Однако для непосвящённого вход в глубины был практически невидим. Ганнар первым приземлился на уступ, который был едва заметен в тени, что отбрасывала скала в лучах заходящего светила.

— Заходим по одному, тут слишком мало места! Мы с Дамиаром первые, Илания и Иранор за нами, охрана замыкает!

По очереди драконы скрылись в узком проломе. Ганнар и капитан буквально скребли по стенам крыльями. Единственным источником света был маленький огненный шарик, который Гром выпустил из пасти и держал в воздухе.

По очереди драконы окликали Ланиору, но никто, кроме эха и вездесущего ветра, не отвечал им. В одиночестве брела экспедиция около часа. За это время драконы прошли с десяток развилок и обыскали все возможные закоулки, однако слишком глубоко заходить не стремились, уповая на то, что у ребёнка не хватит сил и храбрости уйти в глубины.

— Впереди свет, — в конце концов сказал Ганнар. – Похоже, мы пришли к другому выходу. Не вижу смысла тут оставаться, на глубине Лани мы точно не отыщем.

— Лани вы не отыщете… — раздался из какого-то неприметного закутка хриплый шёпот. – А вот меня нашли. И я могу вам кое-что поведать… Если будете вежливы и уделите забытому старику самую малую крупицу своего драгоценного времени.

— Кто здесь? – настороженно рыкнул капитан.

— Всего лишь старина Ландри, который живёт здесь наедине со своими печалями и обидами вот уже не первый десяток лет… — проскрипел незнакомец и всё-таки вышел на свет пламени. Это был сгорбленный дракон, укрытый исцарапанной и выцветшей с возрастом чешуёй. Один из глаз Ландри покрывало большое бельмо, а крылья местами были давно оборваны.

Отшельник прищурился и рассмотрел пришедших получше.

— А-а, кажется, я тебя помню, верзила… Ганнар, или Гром, обладатель чудо-клинка и раздутого самомнения? Да и дружок твой не лучше… А теперь вот до чего докатился, за своей девчонкой уследить не можешь…

От хлёстких слов Илания вздрогнула. Она хотела было броситься на злоязыкого старика и выбить у него сведения о сестре силой. То же желание, похоже, посетило и Иранора. Однако Ганнар остановил обоих юных драконов, положив лапы им на плечи, и едва слышно фыркнул. Ему тоже пришлась не по душе дерзость Ландри, но лишать себя единственного шанса на помощь из-за недомолвок прошлого Гром не хотел.

— Злые ваши детишки, оч-чень злые… Как и вы сами. Даже они не желают уважить старость. Но так уж и быть, я скажу вам, что знаю, чтобы вы поскорее избавили меня от своего присутствия, — нехотя проскрипел Ландри. – Я сидел у выхода и смотрел на грозу, когда ветер пронёс одну маленькую тушку прямо перед пещерой. И тушка эта пролетела в сторону болот. Кажется, где-то там она и рухнула – так поведал мне мой левый глаз. Так что советую поспешить, пока её не обглодали тамошние твари, хе-хе.

— Спасибо тебе, Ландри, — тяжело вздохнул Ганнар после минутного молчания.

— Не ожидал услышать благодарность от самого неблагодарного небесного стража… Лучше судьбу благодари, что не дала мне умереть, чтобы я дождался тебя.

Отшельник снова скрылся во тьме. Экспедиция направилась прямиком к выходу и снова взмыла в небо в полной тишине.

— А кто он такой, этот Ландри? – тихо спросила Илания отца уже в воздухе.

— Без одного дня дезертир, — махнул Гром лапой. – Это я ему глаз вышиб, когда узнал о его наглости, вот он и держит на меня зуб. Но потом его всё равно из армии выгнали, коль я его покалечил…

— А-а… — протянула Илания и, чтобы не бередить плохие воспоминания, устремила свой взор на тянувшиеся внизу бескрайние топи.

— Кстати, спасибо тебе, что уговорила осмотреть пещеры… Ландри, конечно, тот ещё демон, но теперь у нас хотя бы есть надежда.

–Ц-ц-ц-ц-ц…Саактра хис-с сатакект с-сахатечт? («И что же Жизнь послала мне сегодня?»)

Сио втянул ноздрями воздух, принюхиваясь к незнакомому запаху.

Сикк-ту Нлабо нихаа тлакистч? («Нлабо, ты видел такое раньше?»)

–Нлабосикк-туктча-ст («Нлабо впервые видит такое»), – ответил Нлабо.

Уже второй час братья Сио и Нлабо собирали орехи на ужин племени, и места для них на корме лодки уже подходило к концу. Нлабо предложил было поворачивать домой, но Сио, как старший, настоял на том, чтобы наполнить её до краёв – все в племени любят орехи, и будет обидно, если в котле их окажется меньше, чем нужно. Так что они продолжали заниматься привычным делом, пока Сио не заметил странного гостя. Ствол одного из почти трёхсотметровых деревьев их леса превратился в импровизированную посадочную площадку. На одном из растущих на нём грибов распласталось златокрылое существо, подобных которому молодые охотники племени Хиссуа ещё не встречали. Хотя слышать, конечно, доводилось… Здесь их называли Тлуа-Сикк-ту, то есть «Смотрящие Сверху», вот только увидеть одного из них над этими древними лесами – дело невиданное. Оно, в общем-то, и понятно – даже на узкой лодке порой бывает непросто проложить себе путь мимо огромных деревьев. Так что едва ли это с той же лёгкостью получится на крыльях в десятки шагов Хиссуа размахом. Что привело чужеземца сюда? Это братья и решили выяснить.

Нлабо положил четырёхпалую ладонь на контрольную сферу.Странное приспособление на дне лодки, напоминающее тройную деревянную центрифугу с вмонтированными продолговатыми кристаллами, пришло в движение. Медленно лодка начала подниматься – сперва её корпус оторвался от водной глади всего на пол-шага, но потом на метры, на десятки метров… Странное устройство, работу которого братья не понимали – их постройка была прерогативой Небесных Резчиков, мастеров Хиссуа – создаваловокруг лодки что-то, похожее на незримый пузырёк энергии.Внутри пузыря и лодка, и всё, что на ней, становилось невообразимо лёгким, будто бы в Полях-Над-Небесами, как в племени называли космическое пространство. И вот тут уже от пилота требовалось большое мастерство – управляя большим воздушным винтом на корме и парой маленьких по бокам, он должен был придавать лодке короткие импульсы, заставляющие её скользить в нужную сторону, подниматься выше или ниже, набирать скорость или тормозить… Одно неверное движение – и лодка ударится боком о дерево, тонкие механизмы выйдут из строя.Тогда всё, придётся путь до дома племени делать на вёслах. К счастью, Нлабо был отличным пилотом…

Солнце медленно, но неумолимо скатилось за горизонт. Глаза утомлённых тяжёлым днём и долгими поисками драконов постепенно закрывались. Вместе с усталостью замедлялись взмахи крыльев, уменьшалась высота полёта…

Ни следа Лани тем временем не было.

— Пора искать место для ночлега, — скомандовал Ганнар, когда от светила над горизонтом остался лишь кусочек диска. – Знать бы ещё, где на этих бесконечных болотах можно безопасно сесть…

— Вижу что-то белое впереди! – выкрикнул страж, прикрывавший правый фланг, где летела Илания. Драконица, успевшая едва ли не задремать прямо в воздухе, встрепенулась и пригляделась к точке, на которую указывала лапа охранника. И вправду, на небольшом островке виднелось что-то довольно крупное, резко выделявшееся своим белым цветом на фоне бурого болотного пейзажа. Разгорячённое воображение мигом нарисовало Илании жуткую картину, как её израненная сестра бессильно лежит на холодной сырой земле. Однако эти мысли не пугали – наоборот, они подстегнули драконицу, и та ускорилась вместе со всем клином.

Когда экспедиция приземлилась, первым осматривать находку бросился Ганнар. Воин затаил дыхание и разжёг осветительный шар.

— Это не она… Всего лишь мёртвый олень, — вымученно выдохнул Гром и погасил свет.

Вздох уныния пронёсся среди драконов. Немного помолчав, Дамиар спросил:

— Что дальше, Гром? Мы устали, мы не знаем, куда лететь…

— Отставить панику, — с оттенком злобы в голосе рыкнул Ганнар на сослуживца. Но дальнейший его тон был более ровным. – Прости, что злюсь, но пока не следует терять надежду. Но ты прав, отдых нужен нам всем. Костёр, наверное, можно разжечь прямо здесь – земля сравнительно сухая, а те кусты можно использовать как горючее… Но есть ли у нас еда?

С самого начала экспедиции прошло уже несколько часов, но Илания только поняла, насколько устала и проголодалась. Общая цель заставляла её двигаться вперёд и даже не вспоминать, что силы могут иссякнуть.

— У нас в сумке остатки съестного с дороги к вам… — промолвил Дамиар. – Но надолго их не хватит – максимум на один раз, если мы разделим их на всех.

— А что там с оленем? – неожиданно вступил в разговор Иранор. – Если его мясо не испортилось, мы могли бы пожарить его.

— Хорошо подмечено, Иранор, — похвалил Ганнар юного воина. – Пойду взгляну, а вы пока сооружайте костёр.

На разведение огня ушло больше времени, чем хотелось бы. К счастью, ветра в ту ночь на болотах не было, но сырая древесина горела крайне неохотно и постоянно чадила. Костёр ровно загорелся примерно с пятой попытки, однако в этой проблеме были и свои плюсы. Ганнар разделал добычу как раз к моменту, когда появилось пламя, так что компании не пришлось долго ждать своего ужина.

Впрочем, спокойно трапезничать и строить планы на новый день не вышло. Стоило драконам покончить с ужином, как стражница, первой вставшая в караул, встревоженно сообщила спутникам:

— Слышу в темноте какое-то стрекотание… Похоже, у нас гости.

— Занимаем круговую оборону! – не медля ни мгновения, крикнул Ганнар. – Илания, Иранор, держитесь в центре, мы разберёмся сами!

Илания было рванулась к отцу, но Иранор взял её за лапу. Испуганная драконица встретилась с сыном капитана взглядами. Его глаза буквально излучали спокойствие и уверенность, которые постепенно передались и Илании, и она дала увести себя к огню.

На периферии тем временем закипела нешуточная схватка. Из тьмы со всех сторон показались десятки крупных, каждый с драконью голову размером, москитов. Поодиночке кровососы были не страшны – они легко лопались от огня и давились лапами, а их хоботки не были в состоянии проколоть чешую – но они брали количеством. В какой-то момент стражника облепил целый рой, лишая его возможности сопротивляться. К счастью, на других направлениях ситуация была лучше, и остальные драконы смогли его спасти. Однако насекомые всё прибывали и прибывали, тесня крылатых воинов. Вскоре уже и Иранору с Иланией приходилось время от времени вступать в бой, отгоняя особо пронырливых москитов, что пробирались к взрослым в тыл.

— Ещё немного, и нам придётся улетать! – выкрикнул Ганнар, из последних сил разгоняя тучи тварей круговыми взмахами Элориэ. Младшие драконы уже вовсю участвовали в схватке – боеспособных лап перестало хватать.

— И нам ещё повезёт, если кровопийцы не ринутся за нами! – фыркнул Дамиар. – Ещё и дорогу в небо надо расчистить… Но подыхать от каких-то комаров я точно не намерен!

Капитан вдохнул поглубже, чтобы выпустить лавину убийственного пламени… Но жар опалил лишь чистый воздух. Москиты внезапно собрались в плотный рой и с громким жужжанием отступили в темноту. Но был среди этого жужжания ещё один звук – высокий, едва слышный, но словно бы осязаемый буквально всем телом…

— Эт-то ещё что за новости?.. – настороженно пробормотал Ганнар.

«Не бойтесь, Смотрящие Сверху, — прошелестели чужие мысли в сознании каждого из драконов. – Мы не враги вам»

— Кто – мы? – опомнившись первым, хрипло выкрикнул Гром в темноту.

В свет костра вступили три двуногих фигуры. Все они были ростом по пояс взрослому дракону, худощавого сложения. Примечательны были их длинные хвосты, крупные уши и блестящие в бликах от пламени круглые глаза. Самый высокий из гостей – похоже, глава отряда, судя по обилию татуировок на желтоватой шкуре – сжимал в руках продырявленную в нескольких местах тонкую палку. «Беззвучная флейта? – подметила Илания. – Наверное, это она… В охотничьей книге было написано про такие инструменты, что они прогоняют хищников»

«Амару из Хранителей Стоящих Вод и его спутники приветствуют вас, Смотрящие Сверху»

Странное гудение заставило Ланиору открыть глаза. Тело слушалось с трудом – видимо, вчерашний полёт дался ей совсем непросто… Хвала вселенной, что тот самый ветер, с которым ей приходилось бороться, в итоге и подхватил её, когда она совсем лишилась сил. Подхватил – и понёс куда-то, как громадный осенний лист, а перед тем, как стихнуть – бросил не на землю, а в ветви дерева, что нависали теперь над её головой.Пролетев сквозь них, драконица упала на что-то мягкое, пружинящее при каждом движении и приятно пахнущее угольками, в которых мама так любит запекать рыбу.

Куда менее приятным сюрпризом оказалось то, что она на этом «мягком» не одна. Стоило ей пошевелиться, как сверху нависли две фигуры. Не иначе как кто-то из местных жителей, подумала она. Сестра что-то рассказывала о них в своё время, но Лани слушала вполуха – её вообще мало что интересовало за пределами долины. И вот, кажется, пришла пора об этом пожалеть… Незнакомцы явно были больше неё даже сейчас, когда стояли слегка склонившись, а если бы выпрямились – в каждом было бы не меньше двух метров. Их тощие, если не сказать вытянутые, тела и лапы покрывала короткая коричневая шёрстка, темнеющая от локтя к кисти.Шерсть каждого из незнакомцев была разрисована странными переплетающимися узорами из нанесённых маслянистой краской разноцветных линий и точек. Рисунки похожими, но всё же при детальном взгляде существенно отличающимися у каждого. На них можно было разглядеть стилизованные изображения листьев, каких-то плодов, рыб и некоторых других объектов, ранее драконицей не виданных. Две пары громадных, словно блюдца, жёлтых глаз с вертикальным зрачком внимательно изучали её, в то время как большие уши существ вертелись, как на шарнирах, реагируя на множество лесных звуков. Закончив осмотр, одно из существ что-то отрывисто прошипело и прощёлкало другому, и то протянуло в сторону драконицы пятипалую лапу с длинными чёрными когтями…

-А-А-И-И-И-И-И-АЙ!!! – взвизгнула испуганная Ланиора. Она мгновенно вскочила на лапы и пустилась бежать. В пару скачков достигнув края странного «ложа», оказавшегося грибом, она замерла на миг, но, увидев краем глаза, что незнакомцы приближаются, со всей мочи оттолкнулась от него и прыгнула на второй гриб.С него драконица перескочила на толстую ветвь, затем – на другой гриб, уже на соседнем стволе, и была такова. Драконы долины давно уже ни с кем не враждовали, но она отлично помнила рассказы отца о том, как раздоры между стаями становились причиной больших сражений, а уж чего он повидал во многих других мирах… Так что теперь она была просто уверена в том, что если незнакомые существа настигнут её, то как минимум обратят в рабство, как тех двоих, кого отец освободил из плена ещё до встречи с мамой. То, конечно, были другие существа, они летали меж звёзд на огромном корабле, забирали на него существ разных миров и потом продавали на рынке. Но тем не менее – иначе зачем бы этим хвостато-ушастым её хватать? И с такими мыслями она убегала всё дальше…

-Сикк-ту Сио хатка никтуо? («Сио видел, что сейчас случилось?») – проводив взглядом мелькнувший напоследок в зарослях увенчанный звёздочкой хвост, Нлабо обернулся к брату.

-Сикк-ту Сио. Сикк-уно Сио туатк – тракка-ст туикт икхакект. («Сио видел. И слышал Сио тоже – крылатая чуть не оглушила его») – усмехнулся в ответ Сио. – Нлабо, нихкаат сихак? Тлуа-Сикк-ту хуак татцу, ц-ц-ц-ц. («Нлабо, давай за ним? Смотрящий Сверху умрёт в болоте.»)

И, бросившись к лодке, они рванулись в погоню. Хотя, по чести сказать, «рванулись» — этоочень сильно преувеличено.Набитая орехами лодка летела так, что братья могли бы догнать её на своих четырёх. Хотя на то, чтобы настигнуть незнакомое существо, по их мнению, этого вполне хватило бы.Лететь тут, в переплетении лиан, где и узкая лодка проходит едва-едва, незнакомец едва ли сможет, а чтобы он, на его коротеньких ножках, бежал быстрее обгоняющих ветра Хиссуа? Едва ли кто-нибудь из братьев мог бы допустить даже мысль об этом, по крайней мере не в виде шутки.

А вот Ланиора так бы не подумала.Она бежала так быстро, как никогда не бегала доселе, огромными прыжками перемахивала с одного дерева на другое, и лишь изредка притормаживала, чтобы слизнуть с листа скопившуюся росу или схватить зубами какой-нибудь из знакомых плодов.Вчерашний пир остался позади, а ужасный полёт сквозь грозу вымотал её, так что есть ей хотелось не просто сильно, а смертельно. Вот так, изредка останавливаясь, чтобы подкрепиться, она носилась по лесу почти час, пока деревья наконец на закончились. На самом деле, конечно, нет – наверху их кроны по-прежнему смыкались сплошным едва проницаемым пологом.А вот стволы уже стояли достаточно друг от друга, чтобы между нимиобразовалось небольшое озерцо, усеянное гниющими обломками ветвей и крупными камнями.Там грелись в редких добравшихся досюда лучах солнца громадные плоскохвостые ящерицы. Тут Ланиора и решила отдохнуть. Коротко взмахнув крыльями, она опустилась с дерева на ближайшую корягу, спугнув с неё какого-то восьмикрылого жука, и, наполовину погрузив мордочку в озёрную воду, принялась жадно пить. Впрочем, уже через несколько больших глотков ей пришлось остановиться – страх всё ещё обострял её чувства.Она сразу заметила, как по озеру пробежала едва заметная рябь, а ящерицы, попрыгав с камней в воду, с умопомрачительной скоростью заработали хвостами и лапами, давая стрекача к древесным стволам.

И ровно через секунду водная гладь… взорвалась. По крайней мере, Ланиоре так показалось. В каком-то полуметре от её морды со страшной силой сомкнулись два частокола зубов, каждый из которых был в длину немногим меньше её самой. Клацнув челюстями ещё пару раз для верности, болотная громадина начала медленно подниматься на поверхность – будто из мгновенно помутневшей от туч поднятого ила воды рос громадный грязный холм. Струи ила и водорослей вперемешку с водойстекали с толстой иссиня-серой шкуры, скрадывая очертания существа.С такого расстояния оноказалось драконице каким-то ожившим камнем, и камень этот был минимум раза в три больше отца и в двадцать – самой Лани. Как только вся туша создания нависла над ней, одна за другой ожили все шесть пар его глаз, а сразу за ними, как только малышка попала в прицел одного из них – и пасть, огромный округлый провал. Жуткие зубы вновь разошлись в стороны, открывая три расположенных внутри кольца, по всему периметру усеянных такими же, только поменьше. Кем бы это чудище тут с такой глоткой ни питалось, ясно было одно – в желудок добыча попадала уже в виде горки мелко нашинкованных лоскутков.Такая мясорубка и бревно перемолола бы с воздушной лёгкостью. И стоило этой мясорубке распахнуться во всю ширь, как громадина оттолкнулась от дна тремя парами мощных лап-плавников и молнией бросилась на добычу.

К счастью, страх всё ещё придавал Лани сил, да и кое-что из отцовской науки задержалось в памяти.Не успела громадная туша взметнуться в воздух, как драконица припала к земле и, со всей силы оттолкнувшись всеми лапами и крыльями разом, бросила своё тело в сторону. Мозгов у рыбины, видимо, было не очень много – первые несколько секунд после того, как её многотонная туша плюхнулась в ил, она, казалось, просто осознавала тот факт, что тельце Ланиоры в её глотке хрустеть почему-то не желает.Многочисленные глаза беспорядочно завертелись во все стороны, выискивая цель, и как только она обнаружилась, болотный хищник двинулся на второй заход. К этому, впрочем, Лани уже была готова и от следующего броска уклонилась уже вполне осознанно. Впрочем, за ним сразу же последовал и третий, и четвёртый – отпускать её просто так рыбина явно не хотела. Самой же драконице больше всего в жизни хотелось подняться в воздух и лететь – хоть к этим лохматым, кем бы они ни были, лишь бы отсюда подальше.Вот только это желание сбыться, увы, не могло – ветви и лианы уже метрах в десяти над водой переплетались такой сетью, что прорваться сквозь них и взрослому дракону было бы совсем непросто. Так что она могла лишь перепрыгивать с одной кочки на другую, заманивая рыбину к одной из самых крупных и наиболее прогнивших коряг. Этот торчащий из воды обломанный корень дерева и сам был размером с зубастую жуть, но главное – выглядел так, словно достаточно одного хорошего удара, чтобы он рухнул. Самой Ланиоре силы на этот удар не факт, что хватило бы, но… что, если его сделает само чудище?

И на седьмом по счёту броске это наконец случилось. Привычка сосредотачиваться на добыче, а не на окружении подвела рыбину, и когда Лани в очередной раз отскочила с линии броска, монстр по инерции вспахал головой дно и с размаху врезался в торчащую над ним пятнадцатиметровую корягу.Она, жалобно затрещав, пошла вниз, срывая лианы и со всего маху обрушилась прямиком на хребтину чудовища.

-Вот так-то, будешь знать, поганец! – довольно оскалилась Лани и уже намеревалась развернуться и отправиться обратной дорогой.Однако деревяшка за её спиной начала дрожать и подпрыгивать. Корень, которым наверняка зашибло бы насмерть и взрослого дракона, медленно отвалился в сторону, а рыбина, изрядно помятая и вдавленная им в ил, начала медленно подниматься вновь. Деревянная громада пусть и весила тонн пятьдесят, не меньше, вот только и в звере было едва ли не столько же. И более того – теперь он был не только голодным, но и злым. Очень злым…

Взмах хвоста рыбины был такой силы, что громадный кусок дерева отлетел в сторону.Издав скрипящий вопль, тварь вновь рванулась к Ланиоре. И на этот раз скорость её была такова, что увернуться драконица смогла только чудом – «болотный титан» едва не задел её, только обдал илистой жижей. Следующие несколько минут превратились для неё в бешеную круговерть хвостов – рыбного и собственного, плавников, крыльев, грязи и клочьев водорослей. Теперь шансов выбраться из этой передряги победительницей у Лани не оставалась, и хотела она только одного – как можно скорее добраться до дерева, с которого приземлилась сюда.Но болотный проглот, будто предугадывая её планы, раз за разом отгонял её от спасительного подъёма.Видимо, рыбина с её двенадцатью вращающимися отдельно друг от друга глазами отлично контролировала территорию и делала всё, чтобы не упустить добычу. Так что не мудрено, что негромкого гула гравидвигателей Ланиора на слышала до тех пор, пока катер не оказался прямо у неё над головой.

-Тлуа Сикк-ту тракка тахак («Надо защитить Смотрящего Сверху»)! – раздалось из-за сети ветвей знакомое уже щёлкающее наречие, и, в очередном прыжке подняв голову, драконица увидела парящую над собой лодку.

«Работорговцы, они всё-таки настигли меня!» — пронеслось в её голове, но времени на то, чтобы думать, как разбираться с новой проблемой, у неё не было.Рыбина вместо очередного броска решила втянуть глаза куда-то вглубь тела, прикрыв их толстыми кожистыми мембранами, и покатилась на неё, как бревно. На сей раз Лани уже не думала уходить в сторону.Вместо этого она со всей силы взмахнула крыльями и, поднявшись на максимально возможную высоту – какие-то жалкие десять-двенадцать метров, пропустила жуткий каток под собой… И вновь обмерла от ужаса.В прыжке она заметила, как один из висящих над ней «работорговцев» готовит к выстрелу оружие, до боли похожее на гранатомёт – металлическую трубу для стрельбы взрывающимися зарядами, которые родители Лани видели в другом мире. Разве что эта трубка была сделана не из металла, а из обточенного древесного корня.

Оружие выстрелило, и драконица кинулась с кочки прямиком в воду, ожидая мощного взрыва… Но вместо этого толькоувидела, как «гранатомёт» выдохнул в сторону рыбы метровой длины деревянную стрелу с радужным оперением.Снаряд, воткнувшись в её толстую шкуру на длину головы Лани, начал впрыскивать внутрь какую-то синюю жидкость из вделанного в утолщение древка пузыря. Чем бы жидкость ни была, это сработало – хоть стрела и выпала из отверстия при следующем движении рыбы, с каждой минутой тварь становилась всё более вялой, пока наконец не заскрипела – на этот раз уже протяжно, словно обиженно, и, вспахав по инерции дно, замерла.

-Сио ху Нлабо тахак Тлуа Сикк-ту («Сио и Нлабо защитили Смотрящего Сверху»). – снова прощёлкал кто-то. – Нихтуц ктуа тиса-ацт кули нихатекчт («Сообщим соседнему племени – мы нашли пропажу»).

«Что же привело Смотрящих Сверху на просторы Стоящих Вод в столь поздний час?»

Амару и два его молчаливых спутника устроились у костра вместе с драконами. Разговор вели в основном старшие драконы. Стражники вновь заняли охранные посты, а Илания с Иранором просто отдыхали, то и дело поглядывая на Хранителей. Юная драконица с интересом рассматривала лоснящиеся шкуры странников – похоже, они были натёрты каким-то особым маслом – и их необычное оружие. Пользовались Хранители ручными стрелковыми механизмами, которые стреляли гарпунами с разноцветными наконечниками. Некоторые из них были просто зазубрены, другие же представляли собой колбочки с разноцветными жидкостями… Может быть, то были яды и зажигательные смеси. В любом случае в бою Хранители наверняка компенсировали свои малые размеры меткой стрельбой и слаженной работой в команде.

— Поиски, друг мой Амару… — тяжело вздохнул Ганнар. – Шторм, который был вечером, унёс мою младшую дочь. Её зовут Ланиора. Они с Иланией очень похожи, только Лани ростом поменьше.

Отец указал Амару на Иланию, и болотный житель подошёл к драконице. Под взглядом крупных, мерцающих в свете костра глаз та вздрогнула, но заговорить с Амару не решилась. После минутного осмотра Хранитель отошёл в темноту, и на некоторое время все собравшиеся у костра затихли в томительном ожидании.

«Амару отправил старейшинам своего племени послание, — наконец раздалась мысленная речь. – Они обещали разузнать у соседей, не видел ли кто в небесах маленького дракона, и дать ответ после рассвета. А пока Амару предлагает переместиться в полевой лагерь неподалёку отсюда. Ночь темна и полна ужасов, и Хранители думают, что не следует пережидать её на открытом месте»

Дорога до лагеря заняла буквально несколько минут. Хранителей, что указывали дорогу, взял к себе на спину Ганнар, и путники снова взлетели. Приземлились они чуть южнее, на поляне, что скрывалась в рощице на более крупном острове. Лагерь Хранителей был немудрён – три маленьких палатки из шкур животных и костёр, который Амару по возвращении зажёг вновь.

«Можете построить себе шалаш из деревьев, Смотрящие Сверху, — обратился Амару к драконам. – Не думаю, что Жизнь будет против. О дежурстве не беспокойтесь – Амару и его спутники всё равно намеревались устроить себе ночное бдение»

— Жизнь? Что они имеют в виду?.. –вырвался у Иранора вопрос.

— Они верят, что всё вокруг них – и животные, и деревья, и камни, и даже они сами – часть одного большого существа, Жизни, — решила блеснуть Илания знаниями. Она всё ещё пыталась побороть робость в обществе сына Дамиара и решила не упускать ещё одну возможность заговорить с ним.

— Откуда ты знаешь это? – нахмурился Иранор. – По тебе не скажешь, что ты прежде бывала на этих болотах.

— Книги, — как можно более небрежно ответила Илания, но сердце её трепетало против её воли.

— Странно, в библиотеке академии ничего про Хранителей Стоящих Вод я не видел, — задумчиво протянул юный дракон. – Слушай, а расскажешь про них ещё, пока мы не спим? Всё-таки полезно знать, с кем ты странствуешь и сражаешься бок о бок…

Совместными усилиями двенадцати лап шалаш был сооружён буквально за полчаса. Сражённые усталостью старшие драконы провалились в сон, едва устроившись на траве под крышей. Лишь Илания и Иранор уснули не сразу. Довольно долго они тихо беседовали в слабых отблесках костра Хранителей, пока сон не заключил и их в свои объятья. Однако ночь была длинна, и до той поры, когда солнце не начало своё неторопливое восхождение по облачному небосклону бескрайних болот, прекрасно отдохнуть успели все.

С первым светом проснулась Илания. Первое в жизни приключение и неумолимое желание поскорее воссоединиться с сестрой будоражили мысли юной драконицы, и, зевнув и потянувшись на пороге шалаша, Илания побрела по лагерю, вдыхая сырой, но освежающий рассветный воздух.

«Полагаю, ты искала Амару, юная Смотрящая Сверху?» — неожиданно раздался в сознании драконицы мысленный голос, когда та проходила мимо густой кущи высоких болотных трав.

— Можно сказать и так… — замерев, прошептала она в ответ. Старший Хранитель медленно выбрался из зарослей и сел напротив неё. Илания, как и прошлой ночью, встретилась взглядом с большими немигающими жёлтыми глазами.

«Старейшины Хиссуа, племени, что живёт в высоких лесах к югу отсюда, получили весть от своих собирателей, которые видели существо, похожее на Смотрящую Сверху, что упало с неба. Как знать, может быть, это и есть твоя сестра»

Илания встрепенулась и напряжённо уставилась на Амару.

— Где она? Её спасли?! – нетерпеливо спросила она. Хранитель на несколько мгновений закрыл глаза – видимо, передавая её вопрос старейшинам Хиссуа – и, несколько раз вздохнув, заговорил с драконицей вновь.

«К несчастью, Ланиора – если это была она – испугалась и скрылась в лесу… Но вряд ли она ушла за пределы земель Хиссуа. Амару может провести вас туда и указать границы нужной области, если вам интересно»

— Ещё бы! – радостно воскликнула Илания. Пусть поиск ещё не окончился, но хотя бы стало ясно, где именно искать. Драконица кивком поблагодарила Хранителя и шмыгнула в шатёр.

— Пап, просыпайся! Амару сказал, где искать Лани!

— А? Что? – рывком вскочил Ганнар на лапы, ненароком зацепив крылом стену самодельного укрытия. От звуков складывающихся веток крыши шалаша проснулись и остальные драконы. Едва воины успели выскочить наружу, как сооружение развалилось окончательно.

— Ну, раз мы все проснулись… — хмыкнул Гром. – Илания, ты говоришь, что знаешь, куда лететь дальше?

— Я только знаю, что на юг, в лес… — вздохнула драконица. – А дорогу именно в земли Хиссуа, где её сегодня видели, знает Амару. Он согласился провести нас туда.

«Всё во имя Жизни», — предвосхищая вопрос Ганнара о мотивации, с улыбкой мысленно сказал Хранитель.

— Ну тогда не вижу повода откладывать вылет, — ухмыльнувшись в ответ, сказал воин. – Десять минут на завтрак, и строимся клином, как вчера.

Драконий клин рассекал воздух на высоте бреющего полёта, чтобы видеть всё, что происходит между деревьями леса Хиссуа. Эти деревья были настоящими древними гигантами, которые могли поспорить размером с небольшими скалами. На их влажных от болотных испарений стволах то и дело росли грибы, на шляпки которых мог бы без труда приземлиться взрослый дракон.

Но на восхищение необычными пейзажами времени не было. Отряд добрался до земель Хиссуа. Пограничная линия была отмечена яркими символами, нанесёнными краской на кору деревьев. Драконы удвоили внимание, а Амару на спине Ганнара прикрыл глаза, общаясь с находящимися поблизости членами племени. То и дело он нашёптывал Грому, куда следует вести отряд.

— Ланиора поблизости, всем удвоить внимание, — наконец скомандовал он, прервав тишину, которую до этого нарушали лишь свист ветра да редкие всплески воды, что производили громадные рыбы, обитающие в лесных реках.

Впереди показалось огромное открытое пространство – клин подошёл к затерянному в лесу озеру. Оно имело крайне неприглядный вид: застойная вода давно побурела от водорослей и бурелома, что гнил в ней. Впрочем, безжизненным озеро не было: на противоположном от драконов берегу то и дело поднимались столбы воды, вызванные движениями кого-то большого. Ганнар сделал спутникам знак замедлиться и вырвался вперёд, вглядываясь в происходящую вдалеке суматоху. Острые глаза воина не без труда, но уловили отблеск золотой чешуи в слабых лучах скрытого за облаками солнца… За этой же чешуёй и охотился болотный монстр.

— Ланиора в опасности! – зычно выкрикнул Ганнар и развернулся в воздухе, заходя на посадку на берег. – Амару, высади своих! С этой тварью мы разберёмся сами.

«Можно не высаживать, — прошелестели мысли Амару. – Хиссуа уже справились с демоном топи»

Драконы резко выпрямили свою нисходящую траекторию, чтобы приглядеться к полю боя. И вправду, метавшаяся вдоль берега громадная рыба внезапно дёрнулась и замедлила свои движения, после чего с протяжным стоном завалилась на бок.

— Лани… Живая! Здоровая! – во весь голос провозгласил Ганнар, когда увидел свою младшую дочь, которая вылезала из мутной воды, вся покрытая грязью, но не выглядевшая израненной. Гром плюхнулся прямиком в болотную жижу и достаточно крепко, но нежно обнял её.

— П-папа?.. – пролепетала Ланиора, испуганно дыша в объятьях отца. – Прости меня… что ослушалась…

— Ничего, милая, ничего… — прошептал Ганнар и, отпустив дочь, сказал уже чуть более строгим тоном. – Наказывать я тебя не буду. Ты и сама уже выучила этот урок по безопасности. Но лётные тренировки я для тебя усложню, раз ты так рвёшься летать сама.

— Конечно, пап! Спасибо что пришли за мной, — просияла младшая драконица и кинулась обнимать Иланию.

— Ну и заставила ты нас понервничать, Лани… — фыркнула старшая, но ответила на объятья.

— Опять как мама говоришь, — не осталась в долгу младшая, и обе драконицы дружно захихикали, вспоминая свой вчерашний спор.

— Да и не нас тебе благодарить нужно, — отсмеявшись, сказала Илания. – Хранителя Амару благодари, именно он нас к тебе привёл.

— Хранителя? – нахмурилась Ланиора и обернулась. Амару тем временем непринуждённо беседовал с Сио и Нлабо, уже вслух на родном языке.

— А чего это он так просто болтает с теми двумя шерстяными? Они же убийцы, — с подозрением спросила Лани.

«Сио и Нлабо из рода Хиссуа не убийцы, юная Смотрящая Сверху, — мысленно обратился к ней Амару. – Они всего лишь собиратели, и они спасли тебя от демона топи, что среди Хиссуа почётный долг»

— Кто это сказал? – встрепенулась драконица. Амару в ответ молча поклонился.

— Ой… Вы умеете пользоваться этой, как её… телематикой?

— Телепатией, — со смешком поправила сестру Илания. Для младшей некоторые книги из библиотеки пока всё же были сложноваты.

— Да-да, ей самой… Но почему же вы не заговорили со мной раньше? Или это я не слушала… — неуверенно сказала Ланиора и осторожно подступила к жителям болот с кротким поклоном. – Простите, что заставила вас за мной побегать.

Амару и собиратели лишь поклонились в ответ, принимая извинения и выказывая к Смотрящей Сверху почтение. Сочтя свой долг выполненным, Лани вернулась к остальным драконам.

— Скажи мне, как ты умудрилась так лихо уклониться от зубов этого монстра? – спросил дочь Ганнар, указав на лежавшую пластом рыбу.

— Да ничего такого… — потупила Лани взор. – Он же глупый и медленный, и я просто отпрыгивала, пока вы не подоспели…

— «Глупый и медленный»… И как тогда эта туша тут питалась, если она никого догнать не может? – потёр Ганнар подбородок. – Надо посмотреть, что это за тварь – не хотелось бы, но вдруг придётся с такой же сражаться уже нам самим.

Драконы все вместе побрели к демону топи. Илания, пребывавшая в возбуждении после воссоединения с сестрой, невольно ускорила шаг. Она первая коснулась плавников казавшегося мёртвым монстра…

Внезапно один из глаз демона открылся, будто бы случайно. Ещё мгновение монстр лежал ничком, но воздух с тихим сипом начал входить в лёгкие через жабры, а челюсти приоткрылись. Тварь судорожно дёрнулась, зарокотала, и с неожиданно быстрым рывком усеянная крючковатыми зубами пасть пронеслась буквально в миллиметре от Илании, которая успела лишь взвизгнуть в ужасе. Но злобный укус не достиг цели. Послышалось чавканье, и рыба-титан, ещё дважды вздрогнув, испустила дух окончательно. Иранор, убедившись, что монстр не дышит, выдернул из его глазниц когти металлической перчатки на передней лапе и выдохнул. В повисшей тишине он подошёл к испуганной Илании и положил чистую лапу на её плечо. Та вздрогнула, но, взглянув на своего спасителя, улыбнулась.

— Спасибо тебе, — прошептала она и коснулась плеча Иранора в ответ.

— А они хорошо смотрятся вместе, — шепнул Ганнару капитан Дамиар. Гром в ответ ограничился кивком и блаженной отцовской улыбкой.

Поднявшись выше древесных крон, драконье звено в сопровождении лодок двух племён двигалось над лесом. Умывшаяся от грязи в ближайшем ручье Лани сидела на груде орехов и с задумчивым видом смотрела вдаль – после диких пятнашек с болотным чудовищем ей было совсем не до полётов. К счастью, Сио и Нлабо нашли для неё место на своём странном судёнышке. То, что эти хрупкие деревянные конструкции, поддерживаемые в воздухе только струями незримой энергии, легко держали один темп с летящими драконами, её не на шутку удивило. Впрочем, совсем не так сильно, как показавшееся внизу поселение Хиссуа. Она и представить себе не могла, что такое можно встретить всего-то в паре часов полёта от долины! Как и сами Сио и Нлабо, оно казалось каким-то… чужим. Старое, очень старое дерево удерживало в развилке своих ветвей громадную, похожую на стометрового диаметра яйцо сферу – общинный дом, жилище всех членов племени. Древо было огромным настолько, что все семеро драконов, схватив друг друга зубами за хвосты и сцепившись в кольцо, едва ли могли бы опоясать его ствол в самом толстом месте.

Как объяснили Хиссуа, такие дома строятся всем племенем долгими месяцами.Сперва собирается ажурный каркас из толстых балок и гибких ветвей, затем при помощи более тонких прутьев формируются стены и полы, и наконец вся конструкция во множество слоёв промазывается густой древесной смолой. Затвердевая через несколько дней, эта смола становится лёгкой, но прочной как камень – и тогда можно намазывать новый слой, а потом ещё один, и ещё… И так до тех пор, пока «яйцо» не станет достаточно крепким, чтобы держать не только свой вес, но и всех жильцов. Внутри него располагается вертикальный канал, от которого наружу в несколько ярусов отходят десятки комнат, в которых и живут Хиссуа. Сам канал не только используется для перемещения, но и служит залом собраний – ведь, по сути, чтобы поучаствовать в них, достаточно просто высунуть голову из комнаты наружу. Входов и выходов же было два – верхний, связанныймножеством канатов-перелазовс раскиданными вокруг сферами поменьше, и нижний, в который могли залетать такие же антигравитационные лодки.

Сферы и купола, располагающиеся в ветвях соседних деревьев – нежилые постройки. Среди них были и продуктовый склад, и мастерские – одна по дереву, другая по камню.Металл Хиссуа тоже знали, но работа с металлической рудой и обычными минералами для них почти не отличалась.Также был возведён и древесный храм, в котором Хиссуа общались с духами своих предков.Даже с высоты Лани слышала раздающийся оттуда бой раковин-барабанов и невообразимо быстрый речитатив шамана, который то и дело подхватывал целый хор других голосов. Но самым удивительным строением была кухня – она представляла собой громадный каменный котёл, вокруг которого была выстроена круглая платформа, уставленная столами.Хиссуа готовили еду на всё племя разом и ели, как объяснили Сио и Нлабо, дважды в день – на заре и на закате.

Сюда и предназначались собранные ими орехи, которые они, бесцеремонно спихнув Ланиору, просто вывалили за борт, в предназначенную для этого кухонную пристройку, напоминающую огромный сачок. Он и без этого был почти полным – там были такие же орехи, фрукты множества видов, какие-то корешки и трава.К удивлениюЛаниоры, Хиссуа, как и все остальные племена, почти не ели мяса – большая часть их пищи была растительной. Впрочем, три большие, раза в четыре больше этой, лодки уже уносились вдаль – мяса рыбины, если его завялить, хватит обоим племенам надолго. Собственно, только такое, найденное в лесу мясо они и ели.Сама идея убийства живого существа без очень большой нужды претила им, так что оно было редким гостем на общем столе. Здесь же, на кухне, работало и несколько странных существ, напоминающих большие клубки корней вроде перекати-поля.В центре тел необычных «поваров» был установлен большой резной камень, а наружу отходило множество щупалец-лиан.Конечностями они резво доставали из «сачка» привезённый собирателями груз, мыли его, сортировали и распихивали по отходящим трубкам. Что-то шло в котёл, а что-то – в расположенный ниже продуктовый склад. Эти штуки, созданные из каких-то «помнящих камней», как назвали их Хиссуа, исполняли и в этом, и во многих других племенах, всю скучную и монотонную работу.Сами жители с их нравом её не переносили почти физически.

Впрочем, задерживаться тут звено не стало. Как только Сио и Нлабо сбросили орехи вниз, их лодка опять поднялась к драконам. Им было не то, чтобы по пути…Просто если есть возможность сопроводить драконицу хотя бы до горного кольца, а заодно дать ей отдохнуть перед тем, как лететь самой – то почему бы и нет?

-Значит, мы летим домой? – крикнула Лани парящему рядом отцу.

-Да, милая. Мы летим домой. – устало улыбнулся Ганнар.

Быстроходная летучая лодка довезла Ланиору до каменных колонн, где драконы и лесные жители распрощались. Хиссуа взяли на борт Амару и его спутников, а также заручились обещанием Смотрящих Сверху навещать их. К счастью, на сей раз погода благоволила к полёту, и Ланиора без труда самостоятельно долетела до дома… Но держалась поближе к папе, на всякий случай.

Стоило драконам приземлиться на поляну, из особняка появились и Мирисса с Алиарой.

— Вы дома, наконец-то! – осипшим голосом выкрикнула жена Ганнара. – А где… Лани! Ты в порядке!

Младшая из сестёр слегка терялась в тени отца, но от материнского взора не укрылась и бросилась в горячие объятия. На какое-то время все замолчали, наблюдая за сценой воссоединения, пока в тишине Мирисса не шепнула дочери:

— На неделю – никаких полётов.

Но Ланиора лишь хитро улыбнулась:

— Папа сказал, что я сама выучила урок. И теперь он будет гонять меня по усложнённой программе.

Ганнар степенно кивнул в ответ на колкий взгляд жены и раскатисто сообщил:

— Не бойся, дорогая, всё исключительно под моим надзором.

— Ну если что, без тренировок останешься уже ты, — нарочито сурово ответила Мирисса, но вскоре вновь улыбнулась. – Ладно, приключенцы… Марш все в дом, я чай поставлю.

— Ещё кое-что, госпожа Мирисса, — выступил вперёд Иранор, увлекая за собой смущённую Иланию. –Это, несомненно, сложное и опасное путешествие показало вашу старшую дочь Иланию как весьма образованную и смелую особу. Поэтому в этот знаменательный день я прошу лапу и сердце вашей дочери.

Юный воин под аплодисменты спутников совершил церемониальный поклон перед Иланией, на краях лазурных глаз которой от нахлынувшихчувств выступили слёзы. Вслед за дочерью прослезилась и сама Мирисса. Она взглянула на мужа и после его одобрительного кивка со вздохом произнесла:

— Так не хочется отпускать Иланию в свободный полёт… Но время пришло. Я благословляю вас.

— Спасибо, мам! – повисла на материнской шее уже старшая дочь.

— Я так рада, что у вас всё сложилось… — со смехом разжала крепкие объятья Мирисса. – Но всё-таки сейчас прошу к столу. И похождения ваши обсудим, и наше ближайшее будущее.

Оживлённо беседуя, девять драконов вернулись под крышу дома, в котором началась эта история. А на изменчивых вечерних небесах этого мира зажглись первые звёзды, озаряя светлое будущее объединившихся династий.

Мне нравится15
Добавить в закладки
Назначить теги
164
Подписки
Подписаться на новые топики раздела Разнообразные игрушки ручной работы
Подписаться на пользователя DragoNita (Екатерина)
00
2020-05-22 18:16:57

A.Just totally amazing. You are very clever. Did you make them yourself? xxxxxxx

00
2020-05-23 00:01:27

A.Just totally amazing. You are very clever. Did you make them yourself? xxxxxxx

thank you! Yes, of course, these are my works. More photos can be seen in my instagram _dragonita_

00
2020-05-23 15:43:43

Екатерина, очень интересные у Вас Дракошки- харАктерные. Спасибо. Получила большое удовольствие рассматривая их.