СТИВ.


СТИВ.   (фантастика)

1.

Пробуждение было долгим и мучительным. Он лежал и ждал, когда его тело наберёт сил. Наконец, по телу пробежала долгожданная судорога, и Стив открыл глаза. Было темно, но его глаза, приспособленные к темноте, видели всё. Приподняв голову, он оглядел своё туловище, поджал под себя ноги и сел. В животе ощутил дискомфорт. Ощупал себя. Отодвинув складку живота, он увидел яйцо. Оно было обтянуто кожей и слегка пульсировало. Он ещё раз, но уже нежно, потрогал то место, где оно находилось. Глаза его налились нежностью, и он погрузился в истому счастья и гордости за себя. Ведь не каждому, далеко не каждому выпадал такой счастливый жребий.
«Теперь у меня будет ребёнок, мой собственный. И ещё, наконец, я выберусь с низов. Ну, надо же, в мои годы я уже и не смел мечтать об этом. Скоро прилетит за нами корабль. И какое будет изумление, когда они увидят, что я не один. Что у меня сын! Правитель нас благословит. Теперь я буду стоять с правой стороны. Я буду в элите. И мне будут прислуживать такие же, как я был раньше. Надо своих найти. Где же они»?

2.

Всего их было высажено на Земле трое. После того, как выполнив задание и найдя себе безопасные и укромные места, они погрузились в долгий сон, который продлился 50 лет. И вот до прихода корабля остался примерно год. И надо было его как-то прожить. Стив сидел и, не переставая, телепатически, посылал сигналы, ища своих. Ответа не было.
«Неужели спят ещё? Не может быть! Они должны пробудиться раньше меня. Так как в моём положении естественно пробудиться позже. Может, они ушли на очень большое расстояние? Но зачем им это делать? Да и глупо думать, что не услышат где-то там, далеко. Эти сигналы можно услышать хоть на другом конце этой планеты. А может?..»
Очень сильно захотелось кушать. Слышно было, как заурчал желудок.
«Надо выйти подкрепиться свеженькой травкой, попить водички из реки».
Стив стал ползти по тоннелю, который сам когда-то копал. В некоторых местах было завалено, но сильные лапы Стива быстро разгребали землю. Наконец, добравшись до выхода, он уткнулся во что-то твёрдое. Странно, горных пород рядом не было, это он точно помнил. А это камень. Прорыл в другую сторону — тоже камень.
«Что же это»?
Наконец, Стив нащупал трещину и стал орудовать лапами сильнее. И вот что-то пошатнулось, нажал посильнее плечом. И он увидел небо всё в звёздах. Глубоко вдохнул в себя свежий воздух. Опустил голову, огляделся. Ужас пронзил его. По всему телу пробежала нервная судорога. Вместо леса, который был тут 5о лет назад, кругом стояли дома, и вся земля, на которой когда-то росла сочная трава, была покрыта асфальтом. Этого никто не мог представить и предвидеть. И наткнулся Стив не на камень, а на асфальт.
Он вдруг резко посмотрел на дыру и с ужасом подумал, что люди, с которыми ему встречаться никак нельзя, обнаружат его укрытие. Если бы он был похож на людей, но он был похож на самого себя и себе подобным с его планеты. В города засылались похожие на людей. Такие специально выращивались. И жили они отдельно в зоне №7.

3.

«Надо что-то делать с дырой.- Стив огляделся.- Где-то там должна быть река».
Он спустился туда и стал таскать камни. Наконец, дыра была завалена камнями, сверху он аккуратно положил куски асфальта. Потом опять спустился к реке, зашёл, постоял, ощущая прохладу воды. Наклонился и стал пить, жадно втягивая её в себя. После пятого глотка он отпрянул и стал отплёвываться. Вода неприятно пахла, и вкус был отвратительный, чувствовался металлический гнилостный привкус. Стив вышел из воды, озадаченно оглянулся, тяжело вздохнул. Приближался рассвет. Надо было выкопать убежище. Он увидел сухой, но большой куст и стал за ним быстро работать лапами, интуитивно направляясь к своему логову, где он проснулся. Просто копать — этого мало. Надо было ещё и землю уносить с этого места подальше от лаза. Для большей безопасности Стив у входа поставил большой камень. Наконец, работа была закончена, и он добрался до своего убежища, устало вздохнул и сел, прислонившись к стене. Руки его сразу потянулись к животу. Он нащупал приятную округлость. Раздвинув складки, посмотрел и нежно прикоснулся к яйцу будущего своего ребёнка, оно зашевелилось. Стив улыбнулся. Наконец, почувствовав усталость, он забылся крепким сном.
Нестерпимое чувство голода вывело Стива из сна. Он закрутился на месте в нерешительности: выходить или не выходить? Но всё-таки пополз к выходу. Там, на выходе, был день, и выходить было нельзя. Набравшись терпения, Стив стал ждать ночи. Желудок бесконечно урчал и не давал ни сосредоточиться, ни подумать, ни помечтать, или хотя бы подремать. Он сидел и судорожно вздыхал. Время тянулось медленно. И вдруг на него надвинулось нехорошее чувство. Он вспомнил, что ни рядом, ни у реки не было зелени. Даже тут, насколько видели его глаза, не наблюдалось никакой растительности. Правда, небольшую клумбочку с маленькими сиреневыми цветочками он видел там, недалеко. И всё. И больше поблизости не было ничего. Везде — асфальт. Переваривая эти нехорошие мысли, Стив не заметил, как стемнело. Подождав ещё немного, он аккуратно выполз из своего укрытия и направился, оглядываясь по сторонам, к клумбе. Цветы были сочными и вкусными. Казалось, он никогда в жизни не ел ничего подобного. Даже у него на планете не выращивают таких. Наконец он наелся и, прихватив с собой букетик, направился к себе. Из сытого состояния он обратил внимание на то, что цветы, которые он нёс, были не только вкусные, но ещё и красивые. У входа он сел и стал разглядывать их, представляя, как он будет такие же цветы показывать и рассказывать о них своему сыну. Да- да, сыну! Ведь ему надо дать имя. С этой мыслью он пополз к себе. Там, устроившись удобнее, Стив стал думать. Задача была не из лёгких. Дать имя своему ребёнку! Назвать его очень хотелось в честь своего погибшего друга Риза. Но этого делать было нельзя, потому что карма гибели ляжет на его ребенка. В честь правителя — тоже нельзя. Это запрещалось законом. Правитель имел одно имя, и передавалось оно из поколения в поколение. Ни одна жизнь, прожитая его друзьями, ему не нравилась.
«Значит,- решил Стив,- надо придумать своё имя, никому не известное. И пусть он живёт своей жизнью. А она у него будет самая-самая».

4.

Так ничего, не придумав, Стив заснул с одной — единственной мыслью: имя его будущему сыну придет само по себе. И не нужно так мучиться, да и времени ещё много до его рождения. Надо отдохнуть, поспать. Сон — лучшее лекарство и самый лучший способ ожидания. «Заснуть бы ещё хотя бы на несколько месяцев. Но этого делать нельзя. Надо ждать рождение сына. Где же мои напарники Сев и Луи? Что с ними случилось? Может, они уже улетели? Нет, этого не может быть! А что если с ними что-то случилось? Нет, только не это! Даже думать об этом не хочется».
Стив забылся тревожным сном.
Снилась ему голая равнина, покрытая асфальтом, и ни одного цветочка, ни одной травки. Жуткое зрелище!
Там, у нас на планете, всё пространство, свободное от построек, засажено всевозможными цветами и прекрасной сочной травой на любой вкус. С деревьев рвать листья запрещается. Они нужны для баланса кислорода и углекислого газа.
Проснулся Стив от толчков в животе. Он улыбнулся, сел и бережно раздвинул складки живота. Яйцо, подёргавшись, успокоилось. Стив облегчённо вздохнул. Он ждал с нетерпением, когда это произойдёт. И в то же время боялся. Стив знал, что детей кормят отрыжкой от переработанной особой травы. Конечно, можно и любой другой, но лучше именно той, специальной. Он помнил, какого она цвета, запаха, вкуса. И выращивалась эта трава в определённом месте, в определённых условиях. Была она невероятно дорогая. Но для своих чад, которые были большой редкостью, можно и раскошелиться. Конечно, если Стив был бы у себя на планете, он обязательно кормил бы своего ребёнка именно этой травой. Он представлял себя, как входит на эту базу и как его провожают завистливые и по-настоящему радостные взгляды.

5.

Сколько прошло времени, Стив не знал, но надо было ещё подкрепиться. Тот букетик, который он брал с собой, он съел вместе с мечтами о сыне.
Он выполз. Был вечер. Стив терпеливо сидел и смотрел на речку, на катера, на резвящихся детей. Взрослые уже начинали складывать подстилки, собираясь уходить, зовя своих детей. Те, в свою очередь, не спешили расставаться с водой. Ни на чём не задерживая свой взгляд, Стив медленно скользил по этой людской суете. Для него сейчас существовал только он сам и его будущий ребёнок. И ещё немаловажная задача — это достать пропитание сейчас для себя, а потом и для сына. Пляж опустел. Быстрей бы они уже ушли в свои дома.
И вот, наконец, Стив стоял около клумбы, но она была пустая. Абсолютно пустая. Клумба была перекопана. Стив топтался около неё в растерянности, оглядываясь.
Что же теперь делать? Он посмотрел на деревья. Листья находились очень высоко, до них Стиву не добраться. Не может же быть, что бы на весь город была одна клумба! Надо поискать. Стив бродил уже около часа, когда, наконец, нашел небольшой обелиск, вокруг которого росла травка узенькой полосочкой. Он стал аккуратно рвать, её, как бы прореживая: боялся, что, придя завтра, с этой клумбой случится то же самое, что и с той. Стив так увлекся, что ничего вокруг не замечал. Наконец, разогнувшись, он увидел прямо перед собой девушку. Она испуганно и заворожено смотрела на него. В руках у неё был букет цветов. Вихрь мыслей пронёсся в голове Стива. Теперь его обязательно будут искать, она обязательно расскажет о его существовании. Жуткий страх за себя и за своего ребёнка пронизал всё его тело. Её надо убрать. Почему же она стоит и не убегает?
Стив выхватил у неё из рук букет, потом потянулся, чтобы схватить её, но девушка вовремя опомнилась и убежала.

6.

В этот момент в его животе яйцо стало очень резко шевелиться, оно не на шутку шевелилось, предвещая о многом. Надо было уходить, да не просто уходить, а сильно торопиться. Он проводил девушку досадливым взглядом и придерживая одной рукой живот, другой — цветы, Стив побежал. Добравшись до своего укрытия, он сел, раздвинул складку живота. Яйцо отчаянно ходило ходуном. Было такое впечатление, будто кого-то посадили в мешок и этот кто-то пытается вырваться наружу. Стив вспомнил, что яйцо надо надрезать, когда уже срок пришел. Он сомневался: а вдруг ещё не срок? Но яйцо выделывало такое… Надо было что-то предпринимать. Стив взял яйцо, оттянул кожу и проколол её когтём, потом резко рванул вверх. Кожа разорвалась, вытекло небольшое количество жидкости. Разорвав окончательно кожу, он, наконец, извлёк своего ребёнка!
Д-а-а, это было очаровательное создание! Подержав его перед собой, разглядывая со всех сторон, он аккуратно, чтобы сын не замёрз, положил его в складку живота, озабоченно открыв то место, где была его мордочка, чтобы не задохнулся. Теперь можно и передохнуть, и подкрепиться. Он посмотрел на цветы, аромат был изумительный (только так могли пахнуть розы), а вкус – нельзя желать лучшего. Вдруг Стива осенило:
-Я назову сына Роз.
В это время, теперь уже названный Роз зашевелился, издавая звуки. Стив отрыгнул переваренные лепестки и дал ему. Тот с удовольствием втянул в себя эту кашицу. Стив облегченно и с удовольствием вздохнул. Роз уже обсох и удивлённо вращал головкой, разглядывая всё вокруг.
-Надо вынести тебя наружу,- говорил ему Стив,- там увидишь свет и вдохнёшь свежий воздух.
Он нежно, как только мог, погладил малыша по головке, затем по спинке. Аккуратно засунул его между складками и пополз к выходу. Там было светло и тепло. Роз с удивлением смотрел туда, где была река, где были люди. Наблюдая за детьми, которые бегали не переставая, Роз, наконец, улыбнулся и потянулся туда: мол, я тоже так хочу.
Стив со страхом посмотрел на людей, затем на сына и отрицательно замотал головой. Глаза Роза наполнились страданием и непониманием. Стив ещё раз отрицательно замотал головой и для пущей убедительности рыкнул на Роза и пополз обратно, расстроенно и тяжело вздыхая. Поев сам и накормив сына, лёг отдохнуть.

7.

Снилось Стиву, будто люди заманили его сына в лодку и повезли. А сам он бежит по берегу. Вдруг лодка переворачивается, и все уходят под воду.
В этот момент Стив проснулся, сразу ощутив, что Роза в животе нет. Он испуганно вскочил, озираясь. Но тут же, увидел его. Он сидел и перебирал остатки букета. Стив облегчённо вздохнул.
Прошел уже месяц, Роз рос быстро и уже не вмещался в складках живота. Поэтому, уходя в поисках пропитания, Стив стал оставлять Роза в логове. Всё дольше и дольше отсутствовал Стив и всё меньше и меньше приносил еды.
Однажды, вконец измученный, с одним полузасохшим цветком, который он вырвал из цветочного горшка, Стив подходил к своему логову. Вдруг он увидел, что около входа стоял экскаватор. Люди с лопатами что-то рыли. Стиву со страху показалось, что роют прямо на входе в его логово. Но рыли рядом, как он потом разглядел. Он, прячась, ходил вокруг. Его не было уже три дня. И вот теперь, когда он рядом и есть какая — никакая еда, он не может увидеть и накормить сына.
«Как он там? Ни воды, ни еды?»
А люди занимались своим делом. Был прорыв в трубе, которая проходила именно здесь. И поэтому люди работали и днём, и ночью. Наконец, на вторые сутки прорыв был устранён. Стив всё это время был рядом, ловя каждое движение рабочих, днём прячась в канализационном люке. Наконец, рабочие разошлись, и Стиву удалось проникнуть к себе. В углу, на подстилке, которую Стив нашел на пляже, лежал его сын. Стив с ужасом прикоснулся к нему — Роз с трудом открыл глаза. В них читались боль и упрёк. Стив сидел и жевал тот цветок, который принес. Он был сухой и плохо жевался. Наконец, отрыгнул кашицу сыну в рот. Но обезвоженный и ослабленный Роз не в силах был даже проглотить пищу, она вытекала изо рта.
Стив схватил ещё живое тело сына и так взвыл, что, казалось, вся земля содрогнулась при этом. В это время тельце Роза пронзала, судорога и он замер. Стив поднёс его поближе к глазам и понял: его сына больше нет.
Он аккуратно положил Роза на подстилку и лёг рядом.
Сколько он так лежал в небытии, трудно сказать. Наконец, почувствовал, что смерть пришла и к нему. Он ощущал, как постепенно отнимаются ноги, затем руки, туловище.
Стив открыл последний раз глаза и посмотрел на почти истлевшее тельце сына. Он смотрел и смотрел, пытаясь таким образом продлить последние минуты.
Стив умер, а глаза так и остались открытыми, они смотрели на сына.
4
2

6 комментариев

Пожалуйста, войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий
фрося (Лидия Позднякова)
20:11
0
очень печальный рассказ
Галина (Галина Булахова) Автор
20:35
0
как-то так…
Юлия61 (Юлия Левина)
00:50
0
Грустно… Я завидую своим бабушкам и дедушкам — на какой чистой Земле они жили.
Галина (Галина Булахова) Автор
11:15
0
вот вот и я об этом…
вы правильно поняли мою фантастику
фрося (Лидия Позднякова)
12:56
0
я тоже о этом подумала, мы сами все гробим
Галина (Галина Булахова) Автор
13:39
0
wonder да да…