Первые в небе: пять женщин-пилотов Российской империи

Женский Мир

РУСЛАН
2020-11-03 01:39:32

Они рисковали наравне с мужчинами и вдохновляли их на подвиги

Лидия Зверева и Владимир СлюсаренкоФото: Из личного архива Н. Вдовиченко

Авиатор, летчик, пилот – эти профессии до сих пор воспринимаются как мужские, но еще в начале XX века наравне с мужчинами небо покоряли отважные женщины. В преддверии 8 марта «Петербургский дневник» решил вспомнить о них.

Как отмечает заместитель генерального конструктора компании «Камов», доктор технических наук, академик АВН Андрей Пухов, женщин-пилотов в царской России изящно называли «авиатриса».

«И женщины эти в большинстве своем были изысканными и неординарными. Оказывается, их было не так уж мало. К примеру, уже к концу 1911 года 20 процентов от всех учеников летных школ были женщины. Увы, сегодня имена многих из них практически забыты. С приходом большевиков происхождение и биографии многих, особенно женщин-пилотов царской России – первых авиатрис России – совершенно не отвечали пропагандистским требованиям новой власти», — рассказывает Андрей Пухов.

Домникия Кузнецова-Новолейник с мужемФото: Из архива ЦГИА

НЕ УДЕРЖАЛА РАВНОВЕСИЯ

Так, одной из первых стала жена инженера, пилота-авиатора, ставшего впоследствии лётным инструктором Павла Кузнецова, — Домникия Кузнецова-Новолейник. Авиацией, которая тогда только становилась популярной, они увлеклись вместе с супругом. Домникия помогала мужу в подготовке лекций по навыкам пилотирования, по воздухоплаванию и хорошо знала техническую сторону полетов. Но применить их на практике она не могла – у пары был только одноместный аппарат, и инженер Кузнецов не мог обучить жену летной практике.

Несмотря на это, в мае 1911 года, во время Второй международной авиационной недели в Санкт-Петербурге, Домникия попыталась самостоятельно подняться в воздух на самолете «Блерио-XI». Но не смогла удержать в равновесии оторвавшийся от земли аэроплан. Аппарат перевернувшись рухнул на землю.

Кузнецова-Новолейник серьезно не пострадала, но больше желания летать у нее не возникало. И тем не менее, петербургский журнал «Вестник воздухоплавания» (№ 9 за 1911 год) назовёт Домникию Илларионовну Кузнецову-Новолейник «Первой русской женщиной-авиатором». А 5 июня 1911 года «Петербургская газета» опубликовала ее фотографию также с подписью: «ПЕРВАЯ РУССКАЯ ЖЕНЩИНА АВIАТОРЪ — Домникiя Иларiоновна Кузнецова-Новолейникъ».

Однако как рассказал «ПД» заместитель председателя Секции истории авиации и космонавтики СПбФ ИИЕТ РАН Александр Лукьянов, по большей части летная карьера Кузнецовой-Новолейник — это миф, придуманный журналистами.

«Она, конечно, сопровождала в поездках мужа, но и его летная карьера также была недолгой», — объяснил он.

Фото: Из архива ЦГИА

ДОЧЬ ГЕНЕРАЛА В НЕБЕ

Первой летчицей, получившей официальный документ в России – летный диплом, или бреве, как его тогда называли, стала дочь генерала, героя Балканской войны Виссариона Зверева – Лидия Зверева. Она была младшей из трех сестер. Детство провела в крепости Осовец (сейчас она находится на территории современной Польши – прим. ред.), где ее отец был комендантом. Там она впервые увидела огромные воздушные шары, поднимавшиеся в воздух, – военные аэростаты. И навсегда заболела небом.

Внучатая праправнучка Зверевой Наталья Вдовиченко рассказала корреспонденту «ПД» о забавной семейной легенде. Маленькая Лида, мечтавшая о полетах, поставила однажды смелый эксперимент. Раскрыв над головой зонтик старшей сестры, она прыгнула с крыши сарая. Приземление оказалось крайне неудачным. Зонт сломался, лодыжка подвернулась, еще и от родителей досталось.

Забавно, но примерно такая же история с полетом на зонтике есть и в детстве знаменитой американской летчицы Амелии Эрхард.

В 1910 году после окончания Мариинского института благородных девиц Зверева, уговорив отца, поступила в летную школу «Гамаюн» под Гатчиной. Она внесла 400 рублей за обучение и 600 рублей – на случай поломок аэроплана и с июня 1911 года приступила к учебным полетам на «Фармане-4». В августе того же года прошел и ее первый самостоятельный полет.

Одна из газет того времени писала: «На Гатчинском военном аэродроме экзаменовалась на звание пилота Л. В. Зверева. В четыре часа утра на аэродроме собралось несколько авиаторов, военных летчиков и много посторонней публики. Смелая авиатриса спокойно села в аэроплан «Фарман» и, взлетев на высоту пятьдесят-шестьдесят метров, описала в воздухе пять восьмерок. Госпожа Зверева сумела сделать и весьма точный спуск» («Царскосельское дело» №62 от 19.08.1911).

23 августа 1911 года Лидии был вручен диплом пилота-авиатора под № 31.

В 1911 году проводился 725-километровый перелет из Петербурга в Москву, в котором приняла участие вместе со своим будущим мужем авиатором Владимиром Слюсаренко и Лидия Зверева. Пара преодолела Финский залив, но в районе Тосно мотор начал давать сбой. Самолет вернули обратно на аэродром, где Звереву сменил более опытный авиатор Константин Шиманский. Аппарат взлетел во второй раз, но мотор снова забарахлил. Пришлось жестко садиться в овраг. Во время этого приземления Слюсаренко получил переломы обеих ног, а Шиманский погиб.

Несмотря на катастрофу, Зверева и Слюсаренко, когда поправился, продолжили свои полеты. Но в историю авиации Лидия вошла не только как первая женщина авиатор, но и как конструктор самолетов.

В октябре 1913 года семейное предприятие Зверевой-Слюсаренко в Засулауксе (на территории современной Латвии — прим. ред) изготавливает первые две машины — самолеты-разведчики «Фарман-XVI». Испытания проходят успешно. И пара вскоре получает новые заказы от военного ведомства. С началом Первой мировой войны они перевозят производство в Петроград.

«В Петрограде супруги выпустили около 80 «фарманов» и «моранов» нескольких военных типов. Там уже были не просто авиамастерские, а завод, на котором работали 300 человек. Но идиллия продолжалась недолго», — рассказывает заместитель генерального конструктора компании «Камов», доктор технических наук, академик АВН Андрей Пухов.

15 мая 1916 Лидия Зверева скончалась. Предположительно от тифа, не дожив и до 26 лет. Похоронили авиатрису на Никольском кладбище Александро-Невской лавры.

Однако ее супруг Владимир Слюсаренко выдвигал другую версию. Якобы Звереву отравила немецкая разведка. Так как после ее смерти из дома пропали секретные чертежи нового самолета, который та разрабатывала.

Евгения Шаховская и Всеволод АбрамовичФото: Из архива ЦГИА

КАТАСТРОФА ПОДКОСИЛА

Следом за Зверевой летный диплом получила Евгения Шаховская. Она стала летчицей 16 августа 1911 года, сдав экзамен в Германии. После катастрофы в 1913 году, когда по ее вине погиб лётчик Всеволод Абрамович, Шаховская решила завершить авиационную карьеру. Но уже весной 1914 года села за штурвал. А с началом Первой мировой войны подала прошение Николаю II об отправке её на фронт.

Как отмечает заместитель председателя Секции истории авиации и космонавтики СПбФ ИИЕТ РАН Александр Лукьянов, именно катастрофа с Абрамовичем подкосила настойчивую Шаховскую, и особых успехов в авиации она не добилась.

В интернете много пишут о том, что Шаховская якобы была первым военным летчиком. Однако, по словам историка, сведения о боевой работе Шаховской, равно как и о том, что она была первой женщиной-военным летчиком в мире, — подтверждения не нашли.

«Есть и терминологические тонкости, так как «военный летчик» — это офицерское звание, и нужно было быть, во-первых, офицером, а во-вторых, сдать спецэкзамен, чтобы это звание получить. Бывали случаи, когда экзамены сдавали в действующих частях, когда опытным пилотам присваивали звание «военного летчика» за боевые вылеты, но это к Шаховской отношения не имеет», — пояснил Лукьянов в разговоре с «ПД».

РОДСТВЕННИЦА МИЛЛИОНЕРА

Следом летный диплом получила родственница известного одесского миллионера, президента Одесского аэроклуба Артура Анатры – Евдокия Анатра. Она успешно закончила в Гатчине школу Первого Российского товарищества воздухоплавания (П.Р.Т.В.) «Гамаюн» 3 октября (16 октября по новому стилю — прим ред.) 1911 года, получив диплом авиатора за номером 54.

Фото: Из архива ЦГИА

СО СЦЕНЫ В НЕБО
Оставила свой след в истории авиации и Любовь Голанчикова. На нее она променяла актерскую. До того как устремиться в небо, Голанчикова выступала под псевдонимом Мили Море (Молли Мор). Толчком к занятию авиацией для неё стало знакомство с лётчиком-пионером российского воздухоплавания Михаилом Ефимовым. Было это осенью 1910 года. А уже через год Голанчикова записалась в лётную школу «Гамаюн» — ту же, где училась Лидия Зверева. И окончила ее 9 октября 1911 года ей достался диплом за № 56.

«Голанчикова прославилась как летчик-испытатель», — отмечает историк Александр Лукьянов.

Во время конкурса военных аэропланов она познакомилась с предпринимателем и авиатором Антоном Фоккером. Тот предложил полетать с ним на аэроплане «Фоккер». Это была первая машина конструктора. Она отличалась оригинальностью и простотой. Авиатрисе понравилась лёгкость управления, а ему — её «почерк». И он пригласил ее в Германию.

Также, по словам Лукьянова, бывшая артистка стала рекордсменом по дальности перелета и рекорду высоты для женщин.

Во время одного из тренировочных полетов летчица достигла высоты 805 метров. А в 1912 году Голанчикова заявила о своём желании завоевать рекорд по высоте среди женщин. Полёт длился 30 минут, а спуск — шесть с половиной минут. Она поднялась на высоту 2200 метров. Это был мировой рекорд высоты для женщин, установленный русской лётчицей. Именно после этого полёта имя Голанчиковой стало всемирно известно.

МНЕНИЯ:

В разговоре с «ПД» о первых российских летчицах командующий Дальней авиацией генерал-лейтенант Михаил Опарин отметил, что их уникальность как раз в том, что они стали первыми, кто решился на такой риск наравне с мужчинами.

«Их уникальность в том, что они были первыми, кто рисковал своей жизнью ради покорения воздушного пространства и вдохновляли мужчин на новые достижения», — отметил он.

Заместитель генерального конструктора компании «Камов», доктор технических наук, академик АВН Андрей Пухов: «Сейчас, как и прежде, женщины смело берутся за чисто мужские профессии и не отстают в них. Уникальна роль женщин разных стран в сфере развития авиации и космонавтики. Хотя до сих пор авиация считается преимущественно мужским делом, женщины всегда стремились занять прочное место в международном авиационном движении и успешно участвовать в космических полетах. Их было очень мало, но тем ценнее память о каждой из них, оставивших след в уходящем прогрессе».

Мне нравится3
Добавить в закладки
Назначить теги
69
Подписки
Подписаться на пользователя РУСЛАН

Смотрите также

Нет комментариев