СКАЗКА ДЛЯ НАЧИНАЮЩИХ МОНТАЖНИКОВ

Чердачный лаз манил прохладой и тишиной, обещая хоть пыльную, но все-таки относительно спокойную работу. Монтажник Петров решительно поставил ногу на первую перекладину приваренной насмерть к полу лестницы, и за считанные секунды вознесся достаточно высоко, чтобы перестать слышать вредную старуху, которая продолжала неприятно шамкать беззубым ртом двумя этажами ниже. Петров старухе не понравился сразу, о чем она немедленно и поставила его в известность.

— Все ходют и ходют, — враждебно сверкая блеклыми глазами шипела старуха в спину подозрительному человеку в спецовке, который нес в одной руке большой черный пластиковый ящик, а в другой — ярко-оранжевый сундучок, — сначала в гости, потом гадят где попало, а потом в подъездах лампочки пропадают.
— Не ворчите, бабушка, — мирно сказал Петров, вежливо улыбаясь бдительной старушке. — Я не вор, а совсем даже наоборот. Интернет иду чинить.

Но, оценив по хмурому выражению лица, что информационный заряд прошел мимо ушей старушки, решил пояснить:
— Сломался интернет у ваших жильцов! А я его — отремонтирую. Знаете, что такое «интернет»?
— А то как же! — взвилась старуха. — Вот кто эту дрянь в доме разводит! Ах, пакостник! Ах, супостат треклятый!

Пришлось спасаться бегством. Зато даже «летающие крысы» — ненавистные голуби, курлычущие где-то в потемках чердака, казались теперь Петрову вполне милыми созданиями. Закрыв люк, и этим окончательно отрезав себя от воплей старухи, Петров сложил вещи на пол и вытащил фонарик. Следовало осмотреться и найти ящик с коммутаторами.
В ярком пучке электрического света под ногами заклубилась пыль.
— Это ж сколько времени сюда никто не совался? — удивился вслух Петров.

Стараясь не оступиться и не удариться ни обо что головой, он медленно двинулся в чердачный мрак. Благо дорогу было хорошо видно — многочисленным кабели самых разных видов и даже расцветки, вели в темноту не хуже нити древнегреческой Ариадны.

Ящик обнаружился довольно скоро. Он стоял на полу, опутанный кабелями так, словно вел с ними непримиримую борьбу не на жизнь, а на смерть. Сверху, демонстрируя верность союзническому долгу со стороны пернатых любителей висячих насестов, пестрой горкой возвышались голубиные «подарки».
— Без труда — не вытянуть и кабель из дерьма, — философски резюмировал Петров и потянулся за перчатками.

Вдруг где-то дальше в темноте раздался сперва громкий шорох, а затем и невнятное мычание. Петров замер, прислушиваясь, тяжело вздохнул и двинулся на звук. Похоже, причина обрыва нашлась почти одновременно с ящиком. С бомжами связываться не хотелось, но и оставлять их здесь после ремонта, означало гарантировать себе повторный вызов в самое ближайшее время.

— Эй, ты, — громко сказал Петров, подсвечивая фонариком самый темный угол, из которого слышалось тяжелое сопение и неясная возня. — Поищи себе другое место для ночлежки.

Луч света скользнул по тщедушному тельцу, покрытому шерстью. Петров с изумлением уставился на странное существо, вцепившееся зубами в кабель. Крыса размером с собаку? Собака без хвоста, но с бородой и в штанах? Цирковой карлик?
Оказавшись в центре внимания, существо задергалось и замычало с удвоенной силой. Вдруг стало предельно очевидно, что зубы создания застряли в изоляции толстого черного кабеля, хорошо закрепленного на столбе железными скобами.

— Вот это да, — пораженный Петров полез в карман за цифровой «мыльницей».
— Убери сверкашку, не то хуже будет, — сказал кто-то мрачным, но одновременно комично-тонким голосом.
Петров дернул рукой и в пятне света обнаружился еще один «цирковой карлик». Хотя на артиста маленький косматый человечек, словно состоящий из одной неопрятной бороды, походил слабо.

— Ты кто такой? — с радостным удивлением вопросил Петров, разглядывая сморщенное личико, украшенное большим крючковатым носом, над которым злобно поблескивали зеленые, как у кошки, глаза.
— А сам как думаешь? — сварливо спросил человечек.
— Из цирка сбежал? — осторожно спросил Петров.

Версия была несостоятельной с самого начала, поэтому грубый жест, который существо показало Петрову, получился вполне естественным продолжением разговора.
В это время второе создание, что так и сидело, вцепившись зубами в кабель, снова задергалось и замычало, яростно тряся кудлатой головой.

— Чердачника освободи, — мрачно потребовал человечек, кивая в сторону застрявшего.
— Ага, щас, — мстительно сказал Петров, несколько обидевшийся на грубого человечка. — Это, между прочим, акт саботажа. Попытка испортить кабельное хозяйство! Милицию вызывать сейчас будем.
— Не надо милицию, — примирительно, но все также мрачно сказал человечек. — Освободи. Отдаримся.
— Мне нравится конструктив, наметившийся в нашем разговоре, — степенно сказал Петров, усаживаясь на обнаружившееся рядом перевернутое ржавое ведро. — Повторю свой вопрос: кто такие? На кого работаете?
— Местные мы, — помявшись, буркнул в бороду человечек. — Я, если по-вашему звать, Домовой. А это — Чердачник.

Петров присвистнул, но не дал удивлению сбить себя с главной мысли:
— Домовой — так домовой. Кабель-то вам чем помешал?
— Вам, людям, это тяжело будет понять, — печально сказал Домовой.
— А ты попробуй, — с любопытством разглядывая собеседника, сказал Петров. — Тогда отпущу вас на все четыре стороны без всяких подарков. А то не первый ведь раз погрызенные кабели вижу. Думал — крысы.
— Ну, слушай, — тяжело вздохнул Домовой.

Его рассказ оказался прост, в чем-то поучителен, и тронул Петрова до глубины души.
С незапамятных времен Домовые и все члены их свиты, куда входили Чердачные, Овинные, Банные и тому подобная малая нечисть, жили подле людей и чувствовали себя просто замечательно. О них знали, их побаивались, им оставляли подношения. Но лучше всех подношений было то, что о них помнили и передавали из поколения в поколение сказки о полезных существах, живущих незаметно в доме. Ведь доброе слово в адрес Домового давало им всем жизненных сил несравнимо больше любого съедобного куска, который они могли незаметно взять со стола.

А потом наступило новое время. Люди понаставили в домах железных коробок, протянули к ним черные твердые веревки и… перестали думать о чем-либо, кроме цветных картинок в маленьких окошках. И чем больше интернет вторгался в жизнь людей, тем меньше они вспоминали о Домовом и его верных помощниках. И не стало у Домового жизненной силы. А вместе с ним и у его свиты. И тогда Домовой решил бороться.

Он правильно определил, что портить железные коробки бесполезно — их очень быстро чинили сами хозяева — и сразу взялся за черные веревки, в которых чувствовал биение чуждой жизни, забирающей все внимание некогда добрых и отзывчивых людей. Толку, правда, с этого не вышло. Люди, навроде Петрова, быстро находили повреждения и глобальная сеть продолжала лишать Домового последних сил. Только одна единственная старушка с первого этажа продолжала каждый день поминать маленького старичка, следившего за порядком в доме.

— Мы боролись сколько могли, — грустно сказал Домовой. — Но ничего не помогает. Забыли про нас люди. Пойдем в лес, к Лешему да Водяному. Там и помрем.
Ни говоря ни слова, Петров взялся за кабель и помог Чердачнику освободиться.
Но когда бородатый карлик принялся прощаться, Петров вдруг прервал его самым невежливым образом:
— А ну, погодь. Вот скажи: ты ручным инструментом орудовать смог бы?

Домовой моментально набычился и посмотрел на Петрова прежним враждебным взглядом.
— Смеешься? Чего там мочь то? Я у каждых клещиков душу насквозь вижу. Кузнечный мне, считай, родня. И Рудный.
— А вот такой штукой? — Петров полез в карман и вытащил кабельный стриппер.
Домовой несколько секунд пристально смотрел на инструмент, потом протянул лохматую руку, погладил желтую пластиковую ручку и степенно кивнул:
— Добрые клещики. С виду только страшные. А внутри — добрые. Подружимся.
— Ну и отлично, — чувствуя прилив воодушевления, сказал Петров. — Значит так. Никуда вы не уходите. Появилась одна идея.

Через две недели Петров вместо «увлекательного» круиза по крыше очередного многоквартирника, сидел дома, верстал на компьютере макет таблички и мысленно подводил первые итоги.
То, что Домовой и Чердачник обращаются с инструментом получше даже самого Петрова, стало понятно еще тогда, в сумраке чердака, через получаса увлеченного кромсания кабеля. Коннекторы и соединители дались похуже, а сварочник сказочная бригада вообще освоила только на третий день. Зато на пятый Петров прошел по своей территории и остался крайне доволен результатом. Все кабели оказались аккуратно закреплены и промаркированы, ящики с оборудованием — сверкали идеальной чистотой, а подходы к ним — очищены от мусора и грязи.

Но останавливаться на этом новая бригада не собиралась. Весть о том, что для сказочных существ не все еще потеряно, быстро распространилась по округе, и на знакомом чердаке все чаще можно было видеть незнакомые бородатые физиономии, деловито изучающие стенд с инструментом. Ведь сам Петров тоже свое обещание выполнил, и шутливо рассказывал всем, что интернет в микрорайоне теперь исправно работает только благодаря Домовому, Чердачному, Овинному и Банному. Этого оказалось вполне достаточно, чтобы люди вспомнили старые сказки, а жизненная сила вернулась к маленьким помощникам.

— Дядя Петров, мы там резчиков кабеля на чердаке закрыли, — как всегда неожиданно выпрыгнул из-за батареи маленький домовенок. — Сам пойдешь разбираться или милицию вызвать?
— Сам пойду, — степенно сказал Петров. — Посмотрю, что за резчики. Может просто хулиганье навроде тех, что вы позавчера ночью напугали. Погоди, только вот макет таблички доделаю.

Любопытный домовенок забрался на подлокотник кресла и медленно, почти по складам, прочитал:
— За надежную работу интернета в подъезде отвечает компания «Домовой».


Взято на просторах Интернета.



27
2

7 комментариев

Пожалуйста, войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий
any (Аннушка Петровна)
00:21
0
Здорово! Большое спасибо! dance
konty (Татьяна)
07:13
0
Отличный рассказ) Вот это симбиоз старины и современности! Так и надо жить, так правильно)
victoria251935 (Виктория)
16:25
0
Прекрасная сказка. Хотелось бы иметь таких домовиков. Спасибо. pardon
10:41
0
Прочла с интересом и удовольствием. Хорошая сказка.
olgasamandassuk75 (Ольга)
20:28
0
Очень добрая сказка на ночь! Спасибо за позитив!☺
Nana (Нана)
21:43
0
Очаровательно! Пусть не расстраиваются и не грустят, мы о них не забываем никогда: и конфетку положим, и добрым словом вспомним, и попросим, и поблагодарим, и день Домового молочной кашкой сладкой отметим, а когда забалуют и что-то спрячут, поклониться не побрезгуем — ну правда же это, вот и живем мирно, друг друга не обижаем.
Написала комментарий, а потом прочитала другие — все пишут, что сказка это… Девочки, я, что ли одна, с ними дружбу дружу? Я не верю, у вас что они не живут?
Viktosha (Вита)
21:46
0
Суперский рассказ))) Благодарю за подаренный позитив)) thumbsup